ЗвездыРАЗВЛЕЧЕНИЯРубрики

Илья Глинников: «Не могу жить без творчества в любом его проявлении»

Пока зарубежный отдых остается труднодоступным для большинства жителей нашей страны, многие путешественники отправились покорять российские курорты. Отдыхать на «Розе Хуторе» уже давно считается трендом среди людей разных возрастов и социального статуса. Здесь отдыхают и семьи с детьми, и офисные работники, и спортсмены. Нам повезло встретить на одном из склонов «Розы Хутора» российского актера, участника популярных телевизионных шоу Илью Глинникова. Поговорили с ним о путешествиях и не только.

Илья, как вы относитесь к отдыху на отечественных курортах? Где были в последний раз?

Летом мы с мамой ездили в Крым на Международный фестиваль оперы и балета в Херсонесе. Был в Новосибирске. Ну а сейчас решил закрыть зимний сезон и покататься на «Розе Хуторе» в Сочи.

Бывали уже здесь?

Последний раз отдыхали здесь летом с семьей, приезжали на день рождения к друзьям. А еще я жил на «Розе Хуторе» два месяца во время съемок фильма «В спорте только девушки». Такая ностальгия… Это еще до Олимпиады было, тогда только строились гостиницы. Помню, как мы опробовали все трассы, на которых потом катались спортсмены.

Давно катаетесь на сноуборде?

Довольно давно, но не с детства. Это дорогой спорт, не было возможности. Тогда и лыжи-то были деревянные.

Илья Глинников: «Считаю себя счастливчиком, потому что Бог послал мне людей, которые меня направили и поддержали.»

Почему сейчас сноуборд, а не лыжи?

В доске есть какая-то философия, а лыжи – это спорт. Может, еще и потому, что я занимаюсь серфингом, кайтсерфингом, вейксерфингом, и все это доски.

Откуда такая любовь к экстриму и скорости?

А что такое экстрим? Для меня экстрим – это какой-то безумный необдуманный поступок, когда от меня не все может зависеть. У меня же любовь не к экстриму, а к природе, к познанию себя, к творчеству, к близким. Мотоциклы – это вообще не экстрим. Я езжу на Harley-Davidson Muscle. Да, он довольно быстрый для «харлея», но это запас прочности. Серфинг – это единение со стихией, где в какой-то момент нужно принять решение, возьмешь ты волну или нет. Если решаешься – все, обратного пути нет, нет прошлого и будущего, есть момент здесь и сейчас. Сноуборд, альпинизм – это экстремально, но там я узнаю какие-то вещи для себя и о себе. В стрессовой ситуации важно, чтобы объединялись воля, чувства и мысли, тогда получается гармония. Как сказал Достоевский, «свобода не в том, чтобы не сдерживать себя, а в том, чтобы владеть собой».

Удавалось ли путешествовать во время жесткого локдауна?

Самое интересное путешествие было по моей квартире, эдакий затяжной прыжок из одной комнаты в другую. Когда ограничения стали менее жесткими, посетил Синайский полуостров. Рождество встретил в Айя-Софии в Стамбуле. 1 марта, как только открыли Грузию, слетал к бабушке.

Привозите сувениры из путешествий?

Последний раз из Стамбула привез целый мешок маленьких камней, на которых изображены картины Сальвадора Дали, группа The Beatles, Джим Моррисон, Джимми Хендрикс, Курт Кобейн, Эдит Пиаф. Пока они лежат и ждут своего часа, подарю их друзьям.

Вы уехали в Москву из родного Новомосковска в 16 лет и сами пробивались в жизни. Сложно было, или считаете себя баловнем судьбы, и все шло как по маслу?

Думаю, что даже у баловня судьбы есть свои «грабли» и не все бывает как по маслу. Я проходил через свои уроки жизни, которые меня многому научили. Подписал свой первый контракт в 18 лет, потом окончил театральный институт, но считаю себя счастливчиком, потому что Бог послал мне людей, которые меня направили и поддержали. Это Марина Григорьевна Голуб – моя крестная мама в профессии, которая подготовила меня к поступлению в театральный вуз; Дмитрий Харатьян, который увидев меня на сцене, подошел и сказал, что если я не пойду учиться в театральный, буду полным дураком; Владимир Петрович Пресняков-старший и многие другие. Эти люди меня направляли, а я просто верил и делал, делал и верил. Не секрет, что люди, которые встречаются на нашем пути, либо как ангелы, либо даются для испытания и проверки. Мне кажется, Бог с нами разговаривает через людей, через ситуации и события.

Считаете ли вы, что сейчас молодежь отличается от вашего поколения и им легче достичь успеха в жизни?

Мне кажется, нынешнему поколению сложнее, чем нам, молодежь живет в иллюзиях, но рано или поздно она столкнется с реальностью. У сегодняшних детей есть ложное представление о том, что они всё знают, под рукой есть тысяча ответов, скажешь: «О’кей, »Гугл»» и не надо напрягаться, достаточно нажать на кнопку. Но есть такие понятия, как опыт и знания. Например, в мое время не были так развиты Интернет и соцсети. Мой отчим, член Союза художников, забирал у меня видеокассеты, доставал энциклопедию и учил, как ею пользоваться. А сегодня ты зашел в Интернет, нашел все необходимое, но быстро забыл. Похоже на то, как я учу роль для съемок: знаю текст утром, но вечером уже не помню его. Так же и ребенок, который посмотрел что-то в Интернете, завтра уже ничего не вспомнит. Когда же я учу пьесу, то помню ее наизусть, даже если меня разбудить ночью. Интернет – это как молоток: можно гвоздь забить, а можно и голову разбить.

В ГИТИСе вы учились у Валерия Гаркалина, после посещали театральные мастер-классы в США. Чем отличаются российская и американская театральные школы? Какие уроки пригодились вам больше всего?

В Америке меня больше интересовала режиссура. Понравилось, что там дают «рубанок и станок» – ты практически сразу оказываешься на съемочной площадке. Не могу не отметить, что в актерской школе «Джул-Арт», так же как и в ГИТИСе, готовят синтетических актеров: ты должен уметь петь, играть и танцевать. Что касается системы в целом, ни для кого не секрет, что Голливуд работает по Михаилу Чехову, Россия же – по Станиславскому. Михаил Чехов, конечно, гений, вершина актерского мастерства.

Когда вы поняли, что быть актером – это ваш путь?

До сих пор не понял. Уже год учусь на режиссуре, что-то снимаю. Единственное, что я понял, – не могу жить без творчества в любом его проявлении. Даже к процессу приготовления яичницы подхожу творчески (смеется).

Что-то уже удалось снять?

Короткометражный фильм «Моя невеста полюбила друга». Сейчас с этой работой нас пригласили на фестиваль «Святая Анна». Монтирую и озвучиваю вторую работу.

Однажды вы признались: «Чем сложнее, тем интереснее». Это во всем так? Умеете получать удовольствие от простых вещей?

Это изречение касалось профессии: чем сложнее роль, тем интереснее. Мне кажется, парадокс в том, что простота довольно сложно обретается. Как сказано в Евангелие, «да будет слово ваше: да, да; нет, нет». А мы привыкли усложнять. Простота в том, чтобы подойти и открыто сказать или сделать, как есть. Бог в простоте.

В одном из интервью вы признавались, что любите одиночество…

Я предпочитаю быть один, но рядом с кем-то.

Что вдохновляет вас на этом этапе вашей жизни?

Жизнь.

Поделиться