ЗвездыРАЗВЛЕЧЕНИЯРубрики

Александр Матросов: «Я получаю удовольствие, за которое мне еще деньги платят!»

Чем бы не занимался Александр Матросов, он отдается этому занятию всей душой, будь то яркие роли или… покорение сложных маршрутов на мотоцикле. А в жизни ему очень помогает умение импровизировать. Однако обо всем по порядку.

Александр, в спектакле «Очень смешная комедия о том, как шоу пошло не так» вы играете роль Роберта. Чем вам близок этот герой и насколько в вашем амплуа шутки, трюки и буффонады, которыми спектакль наполнен? В жизни вы веселый человек, любите ли шутки, розыгрыши или амплуа у вас все же иное?

Участие в этом спектакле — великолепный опыт, потому что я таких ролей еще никогда не играл. Сначала все напоминало спорт, потому что мы играли лицензионный спектакль от А до Я, до поворота головы. Прекрасные британские авторы хорошо сделали свою работу сначала у себя, а потом повторили у нас. По нагрузке было довольно сложно, но здорово. Веселый ли я в жизни человек? Говорят, да. Люблю шутки, розыгрыши. С амплуа я, наверное, определиться не могу, но мне очень везет с режиссерами, которые видят меня по-разному. Надо сказать, что само понятие амплуа сейчас размытое. Так мечтал Станиславский, но только сейчас это начинает воплощаться. В кино все не совсем так, не многим везет.

Как складывалась работа над спектаклем? Она была легкой, веселой или достаточно сложной и проблемной?

«…Шоу пошло не так» — прекрасный по своей сложности и новизне задач процесс. Первые спектаклей пять у меня был спортивный интерес, постоянно надо было думать, куда повернуть голову в тот или иной момент, но времени на раздумья нет, потому что все происходит очень быстро. Тут на шпагах сражаемся, там декорации падают… это было исполнение сложного хореографического рисунка. И прекрасно, что авторы оставили место для импровизации, это настоящий толчок для дыхания.

Импровизировать по ходу пьесы приходится часто или все импровизации прописаны в сценарии заранее?

Кто-то из великих советских комиков сказал, что самая лучшая импровизация — заранее придуманная и отрепетированная. Бывают такие импровизации, что мы чуть ли не уползаем со сцены, но это дело не всегда обречено на успех. Бывают моменты в спектакле, в которых мы можем позволить себе поимпровизировать.

Случались ли неожиданные ситуации?

С Олегом Савцовым, коллегой по спектаклю, мы должны были драться на саблях. Это самый топовый раскол, который был на этом спектакле, потому что он забыл реплику. Реплика должна была звучать так: «У меня роман с Флоренс» (это сестра моего персонажа). Брат в ответ решает вступиться за честь сестры. Но Олег забыл порядок этих слов, замялся. Я видел это и не знал, как ему подсказать. Тут он выдал самый худший вариант из тех, что можно было придумать: «Томас, я изменял тебе с Флоренс». Сюжет просто с ног на голову перевернулся. После этого как раз мы должны были драться. Не знаю, поняли ли это зрители, но ребята-артисты за кулисами ползали от смеха.

В спектакле заняты в основном артисты из ведущих московских театров. Вы из Театра имени Пушкина, есть исполнители из Театра Наций, Ленкома, Сатирикона и Театра имени Вахтангова. Как вы думаете, выбор режиссера обусловлен тем, что комедию играть сложнее, чем драму или все-же чем-то иным?

Комедия – самый сложный и опасный жанр. Ты всегда думаешь, смеются зрители или нет. Я помню глаза партнеров по театру, когда выпускали комедию, они ходили с абсолютно потерянными лицами! Когда начали прогонять спектакль, не могли понять, смешно это или нет. Потом, когда появляется зритель, открывается второе дыхание. Здесь выбор режиссера был классным: у него еще не был замылен глаз, он не знал, кто мы и не ходил на наши спектакли. Он выбирал по тому, что мы предлагали ему здесь и сейчас. Первая моя проба на кастинге была позорищем. Кривлялся, пытался сделать что-то смешное. Режиссер сказал: «это не ваша роль» и предложил попробоваться на другую. У меня было два часа на подготовку и вот несколько сезонов «…Шоу пошло не так» с моим участием позади.

Вы много лет служите в Театре Пушкина. Чем обусловлен такой патриотизм? В какой роли вы больше всего любите выходить на сцену?

Я люблю наш театр, провожу в нем времени больше, чем дома. Пришел в него с 2001 года при Романе Ефимовиче Козаке, преклоняюсь перед ним. Когда я пришел, театр был не в лучшем виде, но сейчас у нас здоровая атмосфера, заложенная Романом Ефимовичем, которую потом продолжил и развил Евгений Александрович Писарев. Партнеры стали мне родными. Удивительным образом во всех спектаклях играю только по любви. Я и про «…Шоу пошло не так» говорю, и про «Шахматы». Я получаю удовольствие, за которое мне еще деньги платят! Список спектаклей у меня набрался уже немалый: Дмитрий Крымов выпускает «Костика» в сентябре, Данил Чащин поставил симпатичный спектакль «Обычный конец света». В сентябре еще будут новые спектакли. Евгений Александрович Писарев сделал мне подарок – 15-минутную роль в спектакле «Дом, который построил Свифт», и эта роль – судьба.

В «Шахматах» вы не только играете, но и поете. Была ли подготовка к роли в мюзикле сложнее, чем к классическому спектаклю?

Абсолютно разный опыт! Мне очень нравился жанр мюзикла и ранее я чуть-чуть прикасался к этому жанру — в постановке «Рождество Генри» немного пел. Мне повезло с педагогами: мои прекрасные учителя меня так подготовили, что вдруг и в «Шахматах» запел. Про сложность не думаешь — бежишь на репетиции, на любимую работу. Это не преувеличение. В «Шахматах» фантастический, густонаселенный коллектив! Я лечу в МДМ с огромным удовольствием.

Вы пели в студенческие годы?

Я думал, что да (смеется). Но я себя не слышал со стороны. В какие-то ноты попадал. Я помню пришел на первый урок по вокалу в школе-студии, нас попросили спеть по одному, чтобы педагог понимала, какая вокальная подготовка. Я запел «Черный ворон» — мне казалось, что я так чудесно звучу! Педагог сказала: «Ой, Саш, ой, ужас, не та тональность! Всё, всё!». Я этого не понимал и не слышал, ухо было не натренированным.

У многих артистов есть роль-мечта. О чем мечтаете вы и часто ли ваши мечты притворяются в жизнь?

Когда-то я мечтал сыграть Отелло, а в студенчестве — Ромео. Обычно на роли Ромео и Джульетты ставят девочек и мальчиков, но ведь как эти герои взрослеют за три часа пьесы! Сыграть финал, конечно, нужно уже повзрослевшим людям. — опыт жизненный нельзя сыграть. Я обожаю работать с Юрием Бутусовым и Дмитрием Крымовым — готов с ними хоть телефонную книгу сыграть, пожалуй. Они делают твою роль ролью мечты. У меня, например, с Бутусовым так случилось чудо. Я мечтал сыграть клоуна трагического —  вышло в постановке «Барабаны в ночи».

Вы в одном интервью когда-то сказали, что хотите завести кота Матроскина? Случилось?

Да, у меня он был. С огромным сожалением говорю, что Матроскин в моей жизни именно был. Он прожил четырнадцать лет, вислоухий, шотландец! Был отличным массажистом: садился, мял меня лапками и мурлыкал. Потом он стал сибиряком — я отправил его в Сибирь к родителям — там он прекрасно прижился, как сыр в масле катался.

Как и где обычно отдыхаете? Как провели отпуск в этом году?

Этим летом я съездил в Сибирь — это мой ежегодный ритуал, я вожу сына на показ к бабушкам. Он там весь в подарках, обласканный, всегда долгожданный гость. У него есть там двоюродный брат-одногодка. У них взаимное притяжение, родство, как и у меня с двоюродным братом, который, к сожалению, рано ушел.

Я люблю активно отдыхать — ездить далеко на мотоцикле. Долго об этом мечтал, и в тридцать три года у меня появился первый мотоцикл. Поехал сразу к папе в Чебоксары на нем. Я сразу понял, что это мое! Первая глобальная поездка была в Грузию. Грузия – фантастическая страна, хочется посетить ее вновь. Пандемия, к сожалению, внесла свои коррективы. Я успел съездить в мото-трип по США, на Харлее! Теперь хотел бы поехать в Гималаи: там есть дорога смерти, она для военных нужд в том числе, но местные там тоже ездят каждый день. Очень хочу туда на следующий год, уже готовлюсь, собираю информацию, консультируюсь. Да, дорога смерти звучит не очень впечатляюще, но на одном ресурсе наткнулся на статью про это место, которая называлась «Дорога тысячи оргазмов». Этот вариант мне нравится больше — там абсолютно марсианские виды. Дорога туда и обратно – абсолютно разные пути, еще и погода меняется несколько раз. Фантастика!

Поделиться