Главная Звезды Юлия Пересильд: «Я не могу пожаловаться, у меня достаточно интересная жизнь»

Актриса Юлия Пересильд самоизоляцию переживает за городом. «Скучать в деревне» ей некогда – она ведет дела в благотворительном фонде «Галчонок», учредителем которого является, участвует в онлайн-пробах нового кино, занимается домом и детьми, а еще английским языком и бегом… Конечно, как и все, мечтает о море, солнце и летнем отпуске. И изо всех сил гонит от себя тревогу.

Юлия, как вы считаете, те изменения, которые происходят сейчас в жизни, временные, или многое останется и после выхода из изоляции?

Время все равно очень быстро летит, и у меня нет ощущения, что жизнь остановилась. Во-первых, с детьми не заскучаешь, во-вторых, все бытовые вопросы приходится сейчас решать самостоятельно.

Конечно же, немного волнуюсь без прямой связи с коллегами и со зрителями, но я не могу пожаловаться, у меня достаточно интересная жизнь. Сейчас я думаю, что все эти новые формы онлайн-общения прочно войдут в нашу жизнь.

Немного страшно: ты же артист и выходишь из публичной зоны, не имеешь всего того, что было раньше. Одно дело, когда добровольно уходишь в творческий отпуск, потому что у тебя появилась такая потребность. У меня, например, пока ее не было.

Кроме того, как учредитель благотворительного фонда я не могу раствориться совсем и сесть только за книги. Мое имя напрямую связано связано с «Галчонком» (www.bf-galchonok.ru), и мне хочется верить, если интерес вызываю я, то он точно так же не ослабевает и к моему фонду. Чулпан Хаматова сейчас постоянно выходит в «Инстаграм» не для того, чтобы пропиарить себя, а чтобы напомнить о фонде «Подари жизнь» и о том, что рак не ушел на карантин.

Все же театр – это искусство, требующее непосредственного присутствия здесь и сейчас и прямого энергетического обмена со зрительным залом…

Те спектакли, которые идут у нас на сцене, в записи не смотрю никогда. Но когда Стефан Брауншвейг предлагает ссылку для просмотра спектаклей театра «Одеон» или берлинский театр «Шаубюне» выкладывает свои работы, непременно спользуюсь такой возможностью. Уникально и ценно посмотреть постановки Петра Наумовича Фоменко, которые уже сняты из репертуара. Но ни одна самая гениальная запись никогда не сравнится с живым исполнением.

Что у вас в планах на этот театральный сезон?

В Театре Наций мы начали снимать сериал. В этом году театру исполняется 15 лет. Так что карантин не карантин, а нужно делать проект и без него нельзя двигаться дальше. Первая серия посвящена перестройке театра. А вторая история будет о «кудряшах» –выпускниках мастерской Олега Львовича Кудряшова.

Что сейчас происходит в фонде «Галчонок»?

Не хочу жаловаться, потому что мы сохранили всех сотрудников и все зарплаты. Всегда так жили, чтобы иметь ресурс для каких-то экстремальных ситуаций, и у нас есть некий резервный фонд.

Сейчас мы приняли решение удержать нашу команду целиком. Она в кои-то веки собралась просто идеальная. Мы мечтали именно о такой. Работы по-прежнему огромное количество, и то, что все делали в офисе, теперь осуществляют дистанционно у себя дома.

Мы немного изменили статус и теперь называемся «Фонд помощи детям и молодежи». Наконец оформили все документально и теперь можем содействовать и людям с 18 до 25 лет, а это самый важный и сложный период.

На день рождения «Галчонка» в этом году мы придумали новые форматы пожертвований. Также запускаем мастер-классы от наших актеров. Люди специально разрабатывают программы. Это не будет происходить на уровне: «Здравствуйте, я актриса Юля и расскажу вам про себя» Я дорабатываю сейчас свой личный тренинг «Правила поведения на съемочной площадке». За пожертвование все желающие смогут принять участие в наших мероприятиях.

Вернемся к вопросу нового формата жизни в изоляции. Для многих семей это оказалось тяжелым испытанием…

Не нужно забывать, что абсолютно все сейчас находятся в состоянии стресса. Это же не просто семейная поездка на море.

Существенно и то, сидишь ли ты в городской квартире или в загородном доме, где можно выйти хотя бы в сад. Также не дают покоя мысли о том, как и кем ты будешь дальше работать, где брать деньги, как изменится мир. Эта неизвестность нависает над всеми, даже над самыми успешными и обеспеченными. А для детей это и вовсе сюрреалистическая ситуация. Сложно представить себя в школьном возрасте, когда ты не можешь выйти из квартиры.

У вас есть рецепт, как справляться со страхами?

Мне кажется, очень важно давать друг другу передышку, когда у каждого есть хотя бы небольшое личное время и пространство. Очень важно разрешать человеку хоть немного побыть одному. Надо как-то договариваться: к примеру, в ближайший час я тебя не трогаю, но и ты ко мне не подходи. Также хорошо находить для себя какие-то новые форматы общения.

Для своих детей делаю квесты, но я же немного массовик-затейник, мне легко это придумать. Однако хоть и спасаемся креативом, но все равно часто возникает желание просто полежать.

Есть ли у вас привычка, которая выработалась за последнее время и с ней вы не хотите расставаться и потом?

Я бегаю с утра вокруг дома. Если не могу выйти, то хотя бы кручу обруч или делаю какие-то упражнения. Также включаю в наушниках Мобильный художественный театр. Это новый проект Михаила Зыгаря, и мне он действительно очень нравится, я уже по второму разу переслушиваю. Вышло три премьеры: «1000 шагов с Кириллом Серебренниковым»; «Мастер и Маргарита» при участии Ингеборге Дапкунайте, Юрия Колокольникова, Леонида Парфёнова; «Свинарка и пастух» с Одином Байроном, Ян Гэ и Чулпан Хаматовой. Аудиоспектакли и легкий спорт меня очень успокаивают. Я бы хотела закрепить за собой эту историю.

Вторая важная вещь – я начала заниматься по Zoom английским языком. Эта же педагог готовила меня к съемкам в фильме «Битва за Севастополь». Она жила в Москве, а потом уехала в Грузию. После ее отъезда я все время убеждала себя, что обязательно встречалась бы с ней, будь она рядом, а с другими совершенно не хочу. Просто обманывала себя и делала всё, чтобы не заниматься вовсе. Теперь же, когда иных вариантов, кроме онлайн-обучения, не осталось, мы спокойно находим время для учебы.

Это такой парадокс: с одной стороны, люди обрели 1000 границ, но, с другой стороны, границы перестали существовать. Дочка моя продолжает заниматься со своими педагогами по танцам, которые уехали в Лос-Анджелес, и нет разницы, ничего не изменилось. Мы точно так же делали пробы с Юлей Хлыниной: я была в своей деревне, она в своей, а режиссер в Америке, и всё прекрасно получилось. Раньше всем нужно было бы куда-то специально ехать и тратить дополнительно кучу времени.

Что в планах на ближайшее время?

Из главных событий 9 мая мы с моим однокурсником Пашей Акимкиным будем делать онлайн-концерт по песням военных лет. И отмечать день рождения нашего фонда «Галчонок». Еще у меня, как и у огромного количества людей, есть мечта поехать на море, если откроют границы. Но я не сильно на это надеюсь и не уверена, что нужно туда рваться, даже когда снимут все ограничения. Думаю, в крайнем случае, переживем это лето в деревне. Возможно, не идеальный сценарий, но все равно нормальный и возможный.

Также в этом году моя младшая дочка должна пойти в первый класс, а старшая – в пятый. И это очень важные ступени. Мне бы хотелось, чтобы и одна, и вторая отправились в школу, а не застряли на чистом онлайн-обучении.