Главная Звезды Максим Дрозд: «В каждом персонаже обязательно есть часть меня»

Вольно или невольно, актера всегда ассоциируешь с его героями. Вот и о Максиме Дрозде думаешь, что он такой же брутальный и жесткий, как его персонажи. И сложно представить, что он вдруг заговорит о любви… с театральной сцены. А он заговорил – в спектакле «7 нельзя» в рамках фестиваля «Энергия открытий». Подробности из первых уст.

«7 нельзя» – это семь историй любви известных людей, где фоном для рассказа служит музыка Чайковского и других композиторов. Для вас, Максим, это просто творческий эксперимент или вы подумываете о смене амплуа?

Столкнуться с гениальной музыкой Петра Чайковского, Георгия Катуара и Николая Голованова, находиться на сцене с симфоническим оркестром – в большей степени для меня это творческий эксперимент.

Чья история любви в спектакле больше всего близка вам по-человечески? Кто из героев вызывает уважение, а кто, возможно, отторжение?

Сложно выделить отдельного героя или какую-то одну историю. Все они наполнены неотступной и жертвенной любовью, в каждой из них был запрет, которому противилась страсть. Экстравагантные Сальвадор Дали и Гала, сумевшая противостоять соблазнам принцесса Диана, поставленный перед выбором Иосиф Бродский, Альберт Эйнштейн и его ироничный ответ на женское предательство – каждая из этих историй интересна по-своему. И, что очень важно, в спектакле будут озвучены факты биографии героев, которые до этого широко не освещались.

Чем для вас интересен фестиваль «Энергия открытий» и участие в нем?

В первую очередь, это новый опыт. Я бы назвал эти семь историй любви законченными прозаическими произведениями, и мне предстоит донести их до зрителя. В Школе-студии МХАТ у меня был гениальный педагог Наталья Дмитриевна Журавлёва, дочь великого актера и чтеца. С ней мы учились рассказывать прозу. Я попытаюсь использовать те навыки, которые она мне дала, в общении со зрителями. Плюс интересна сама тематика фестиваля – открытие незаслуженно забытых имен. Георгий Катуар и Николай Голованов писали замечательную музыку, и очень хорошо, что теперь о ней узнает больше людей.

Как я понимаю, вы весь вечер на сцене. Насколько сложно дается вам эта новая роль и насколько она вам интересна как профессионалу?

Я буду единственным актером на сцене, и эта роль дается мне очень сложно. Это абсолютно новая ниша, новый коридор, что-то неизведанное. Я иду, как в темноте. Но все новое всегда интересно!

Как часто вы играете в театре?

К сожалению, у меня мало времени для того, чтобы участвовать в театральных постановках. Но я всегда делаю это с удовольствием, так как для меня это тоже отчасти новый опыт. Например, с конца 2018 года я играю в новом театральном проекте – спектакле «В поисках счастья» по пьесе Славомира Мрожека «Эмигранты». А несколько лет назад участвовал в спектакле «Женатый, но живой». Это была ироничная и теплая история, и, конечно, мне повезло с партнершей – Анной Ардовой.

Чем вам близок современный театр и чем интересно кино?

Для актера театр и кино интересны по-разному. Театр – это общий план, кино – чаще всего крупный план. Об этом, кстати, Никита Сергеевич Михалков очень интересно говорит. Сыграть на общем плане гораздо сложнее. Но и на общем, и на крупном плане нужно достигать правды, это самое главное.

Брутальный детектив, обаятельный злодей, циничный олигарх, военный, простой человек с тяжелой судьбой… Как влияют на вас ваши герои? Они похожи на вас настоящего, или вы по натуре совсем другой человек?

На меня мои герои не влияют. Но в каждом персонаже обязательно есть часть меня, часть увиденного, прочитанного, накопленного. Это такой «собирательный» образ.

Какую роль на сегодняшний день считаете самой большой своей творческой удачей? А какой недовольны?

Это не в моей компетенции, это вопрос к зрителю. Думаю, моя лучшая роль еще впереди.

В одном из интервью вы говорили, что довольно рано начали читать взрослую литературу, и именно благодаря этому у вас «прорезались» актерские способности. Какие книги так на вас повлияли?

Не совсем так, но отчасти хорошая литература провоцирует развитие творческого начала в человеке, помогает возбудить некий творческий процесс в его духовном мире. Я очень любил французских авторов – Оноре де Бальзака, Виктора Гюго. Естественно, не обошлось без русской литературы – Льва Толстого, Фёдора Достоевского, Александра Куприна, Ивана Бунина, Ивана Тургенева, Михаила Булгакова и многих других.

Когда вы отправились поступать в театральный вуз, вы чувствовали свое призвание или решающую роль сыграла профессия родителей? Насколько вообще для вас в жизни важно мнение родителей? А ваши дети к вам прислушиваются?

Я вам признаюсь в одном: в 18 лет человек не может понимать, в чем его призвание. Даже если ему кажется, что он понимает, то на 99 % это может быть ошибкой. У кого-то складывается, у кого-то нет.

Для меня всегда было важно мнение папы и мамы. Я вообще считаю, что если люди почитают своих родителей, это всегда хорошо. Насколько важно мое мнение для моих детей, не знаю. Они так быстро растут!.. Сын, например, студент Школы-студии МХАТ. Я понимаю, что мои дети уже знают гораздо больше меня.

Что для вас более значимо – ваша профессиональная жизнь или просто жизнь во всех ее проявлениях?

Жизнь во всех ее проявлениях. Самая большая драма много работающих людей состоит в том, что у них не хватает времени просто на нормальную жизнь.

Чем вы увлекаетесь, есть ли у вас хобби?

Работа – мое хобби.

Как предпочитаете отдыхать?

Лежа на диване, кушая запрещенные продукты и смотря хорошее кино.