Главная Звезды Кен Хенсли: «для меня чувства намного важнее техники»

Наивысшее счастье для него – играть, сочинять и записывать музыку. Слава знаменитой группы Uriah Heep – во многом его достижение, но нотную грамоту музыкант так и не сумел освоить до конца. Он опирается на мнение своих поклонников и работает исключительно ради них. Кен Хенсли, великий и непредсказуемый, в 2019 году вновь выступил в России и дал «Философии отдыха» интервью перед концертами.

Кен, вы помните свой первый концерт? Как это было? А сколько вообще концертов вы дали в своей жизни, не считали?

Да, помню! Мне было 11 лет, и мы с другом выступили на заводе, где работала моя бабушка. Спели всего одну песню, но именно с нее все и началось. С тех пор я сыграл тысячи концертов в сотнях стран, но никогда не считал их точное количество.

По вашему собственному признанию, вы играете не так, как настоящие музыканты. Как формировалась ваша манера игры?

Ха! Я учился играл сам и делал это в спешке, поэтому так и не освоил классическую технику исполнения, просто играл интуитивно. Моя мама была профессиональной пианисткой, и она часто сердилась, глядя на мою «неправильную» игру, которая мне самому очень нравилась. И по сей день я не владею нотной грамотой и не могу записать свои сочинения на бумаге, но именно такой подход делает меня по-настоящему счастливым. Для меня чувства намного важнее техники!

Вы долгое время работали в знаменитой группе Uriah Heep, и ее слава – в большой степени ваше достижение. Вас обожали зрители, а критика принимала не слишком позитивно. Вас задевало такое неприятие или вполне хватало зрительской любви?

Почти сразу я понял, что главным является мнение слушателей. Именно они покупали билеты на концерты и пластинки, и в конечном счете именно они помогли мне построить музыкальную карьеру. Жаль, что многие рецензенты занимаются только деструктивной критикой. Я всегда опираюсь на мнение поклонников и только им хочу доставлять удовольствие – и тогда, и сейчас!

Как удалось пережить кризис, когда вы покинули группу? Как вы справились с наркотической зависимостью?

На самом деле у меня никогда не было настоящей зависимости. Был период, когда я злоупотреблял наркотиками, но в какой-то момент решил завязать с ними и бросил – наркоманы на такое не способны.

«Кризис», если он и был, заключался в том, что я не мог понять, кто я, кто такой Кен Хенсли. Я оставил себя там, в группе, и мне понадобилось время, чтобы обрести себя вновь и понять, в каком направлении я хочу двигаться. Группа, с которой я расстался, была всего лишь бледной тенью той, с которой мы когда-то добились всемирного успеха, поэтому не могу сказать, что расставание стало для меня серьезной проблемой. Тогда я задал себе вопрос: «Кто я такой? Чем я хочу заниматься?» Я нашел ответы на все вопросы, но на это понадобилось много времени, и в процессе самопознания я совершил довольно много ошибок. Если честно, об этом можно говорить бесконечно… Конечно, тяжело вдруг потерять известность, но я с этим справился.

После ухода из Uriah Heep вы переехали в США. Сложно было строить карьеру в другой стране?

На самом деле, у меня был дом в Штатах, и мне просто нужно было время, чтобы перестроиться и наладить жизнь по-новому. Я понимал, что Uriah Heep и время, что я там провел, ничто не заменит, но также понимал, что когда-нибудь весь опыт, который я там получил, обязательно пригодится и сыграет мне на руку. У меня было много возможностей и предложений на музыкальном рынке, но в тот момент было ощущение, как будто я все еще разобран на части, поэтому вряд ли бы из них вышло что-нибудь толковое.

Вы вообще достаточно часто переезжаете и много гастролируете. Перемена мест дарит вам творческое вдохновение? Что особенно вдохновляет вас?

Интересный вопрос. Я очень люблю путешествовать, бывать в новых местах и знакомиться с новыми людьми. Основным источником вдохновения для меня становятся именно люди и их интересы: архитектура, музеи, история и многое другое. На меня так или иначе влияет все, что меня окружает, но лишь какая-то часть моего опыта находит отражение в творчестве.

Какое главное качество, по вашему мнению, определяет ваш характер?

В контексте моей музыкальной карьеры (по времени – до апреля 1993 года) этим качеством было абсолютное, упертое убеждение, что я лучше всех знаю, как и что мне надо делать. С течением времени эта убежденность принесла свои полезные плоды, именно поэтому я не вижу смысла меняться. Затем я стал христианином (это долгая история) и понял, что жизнь моя в руках Господа и нет для нее места надежнее. Мои убеждения остались при мне, зато изменились цели и задачи, и это дарит мне уверенность в завтрашнем дне.

Один из своих альбомов вы записывали в Москве. Каковы впечатления от российской столицы?

У людей на Западе представление о России совершенно искажено. Этот неправильный образ тиражируется в СМИ, распространяется ангажированными политиками и поддерживается низкопробными фильмами. Я приехал в Москву, не имея никаких предубеждений, и испытал полнейший восторг. Но еще больше мне понравилось ездить по стране (я побывал во многих местах) и видеть, как моя музыка влияет на жизнь разных людей. Это был настоящий шок. У меня сложились прекрасные отношения с людьми, с которыми мне довелось познакомиться в России – музыка помогла преодолеть все преграды.

Вы вообще достаточно часто гастролируете в России. Вас любит наша публика. Чем будете удивлять своих фанатов на этот раз?

Сложно выразить словами, что для меня значит теплый прием в России. Как я уже говорил, всех нас объединяет музыка. Она служит неисчерпаемым источником любви, и я счастлив делиться ею со слушателями. Я только что закончил новый альбом, исполню некоторые песни из него, расскажу, что произошло со времени моего последнего приезда, плюс будет еще несколько сюрпризов.

Почему вы решили поселиться в Испании, да еще целую ферму развели? Расскажите подробнее о ваших четвероногих любимцах.

Я прожил в Америке 20 лет и понял, что хочу проводить больше времени с семьей. Мы с Моникой переехали в Великобританию, но, если честно, я просто ненавидел тамошнюю погоду, а Моника ненавидела ее даже сильнее, чем я (она испанка). Через год мы решили переехать в Испанию и купили дом с большим участком земли. Конечно, мы понимали, что потребуется много лет, чтобы привести все это хозяйство в порядок.

Потом мы начали заниматься спасением бродячих собак и кошек – они просто приходили к нам и как будто спрашивали, можно ли им остаться. И мы, конечно, говорили «да». Сейчас у нас девять собак и десять кошек, которые живут в доме и по соседству с ним, и еще сколько-то кошек на ферме. Они все здоровы, счастливы и живут той жизнью, о которой раньше не могли и мечтать. Местный фермер привез нам несколько ягнят на еду, но мы не смогли их зарезать, и сейчас у нас около 50 овец и три козы. Со временем Моника научилась обрабатывать пустынную почву и начала выращивать кое-какие овощи и фрукты, поэтому у нас свой большой органический огород. Мы постоянно работаем над тем, чтобы улучшить жизнь вокруг. Это тяжело и порой требует жертв, но дарит чувство глубокого морального удовлетворения.

Как считаете, какое ваше главное жизненное достижение?

На этот вопрос сложно ответить, но спасибо, что спросили. В молодости я поставил себе цель стать рок-звездой. Через много лет эта мечта осуществилась, и я радовался, как только может радоваться молодой парень. Но, в отличие от большинства моих друзей, я перерос это желание, многому научился и понял, что есть в жизни вещи намного важнее славы. Сейчас, в возрасте 74 лет, я могу жить со своей мечтой на качественно новом уровне, и, наверно, это и можно назвать моим главным достижением.

Пожалуйста, расскажите немного о вашей семье и о том, как вы отдыхаете.

Наивысшее счастье для меня – это играть, сочинять и записывать музыку, и неважно, где это происходит. Детей у меня нет, поэтому все свободное время я стараюсь проводить с Моникой. Мы оба очень занятые люди, поэтому испытываем чувство благодарности за любую возможность провести хоть немного времени вместе. У нас совершенно особенные взаимоотношения, преимущественно потому, что мы лучшие друзья.