Главная Течение жизни Одри Хепберн ПРИНЦЕССА ГОЛЛИВУДА

Мир был уверен: она — юная королевна, сбежавшая к нам из дворца.
Потому что девушка с такими глазами, столь обворожительная и безмятежная, не может жить в соседнем дворе. И хотя «Римские каникулы» был не первый фильм Одри Хепберн, все безоговорочно поверили в то, что она — самая настоящая принцесса.

НЕЛЮБИМАЯ И НЕЖЕЛАННАЯ

Эдда Кэтлин ван Хеемстра Хепберн-Растон родилась 4 мая 1929 года в Брюсселе, в семье обеспеченной и благородной. Ее мать Элла ван Хеемстра была баронессой, а отец Джозеф Виктор Растон — банковским служащим.

Родители все время ссорились. Братья Одри — двое сыновей баронессы от первого брака — все время дрались. Сама же Одри постоянно хотела есть. И не потому, что ее не кормили, а потому что… не любили. Позже, вспоминая свое детство, она напишет в мемуарах: «…На меня у отца и мамы времени почти не оставалось. Я запомнила, что никому не была нужна, и всю жизнь сомневалась, что может быть по-другому. Шоколад был моей единственной любовью, и он меня ни разу не предал».

По вечерам Одри читала Библию и молила Бога, чтобы родители перестали ссориться. Она давала ему страшные клятвы: стать очень-очень хорошей, всегда класть свои игрушки на место, мыть руки перед едой и ни за что и никогда не весить больше 46 килограммов, потому что мама говорила, что именно столько должна весить настоящая леди. С игрушками и мытьем рук получалось не всегда, но последнее свое обещание Одри сдержала. И всю жизнь весила 44–45 килограммов.

Однако родители все равно развелись. А потом началась война.

 

БЕЗЗАБОТНАЯ ПОПРЫГУНЬЯ

Весной 1940 года Гитлер напал на Нидерланды, и в мае Анрем был объявлен частью Третьего рейха. За пять последующих лет будущей звезде кинематографа Одри Хепберн, которой тогда едва исполнилось одиннадцать, суждено будет познать, что такое жить в оккупации, как спасаться в погребе от бомбежек и довольствоваться одной картофелиной и несколькими листиками цикория. Съев свой нехитрый завтрак, девочка шла на городскую площадь и целый день скакала там через веревочку. В ее ботинках были спрятаны записки для бойцов Сопротивления, и, улучив момент, Одри передавала их по назначению. Это была ее первая роль — роль беззаботной попрыгуньи. Фашисты стали первыми зрителями. И судя по тому, что девочка осталась жива, играла она хорошо. Отправляясь в лес «погулять», маленькая Одри носила в корзинке еду пилотам, которых сбили фашисты. А сама ничего не ела… Потом Одри заболела желтухой, затем — астмой. Обмен веществ не нормализовался у нее до конца жизни.

ЖИЖИ

Пока шла война, казалось: просто выжить — это уже счастье. Но после ее окончания людям снова понадобились деньги, машины, платья, драгоценности и кино. Баронесса ван Хеемстра была абсолютно разорена, поняла, что помощи ждать неоткуда, и перебралась из маленького Анрема в большой Амстердам. Она работала экономкой, кухаркой и горничной в семье каких-то зажиточных плебеев и подолгу плакала, вспоминая о подсвечниках и сервизах из своей прошлой аристократической жизни. А 17-летняя Одри решила стать балериной. Правда, танцевала она из рук вон плохо, но именно балет казался девушке тем прекрасным, что может спасти ее мать от слез и отчаяния. В школе Сони Гаскелл, исполняя очередное неуклюжее па-де-де, Одри попалась на глаза режиссеру Чарльзу Хугейноту ван дер Линдену, который как раз искал актрису на эпизодическую роль стюардессы в своем фильме «Голландский язык за семь уроков». Роль она сыграла, но с мечтой о балете не рассталась и посвятила ей еще пять лет, попутно подрабатывая фотомоделью у третьесортных фотографов, снимаясь в рекламе и в киноэпизодах. И пока режиссер «Римских каникул» Уильям Уайлер размышлял, стоит ли брать на роль принцессы никому не ведомую, хоть и невероятно обворожительную девочку из рекламы, автор женских романов, знаменитая Сидони-Габриэль Колетт увидела Одри на съемках какого-то фильма в Монако и тут же дала телеграмму в Нью-Йорк: «Я нашла мою Жижи! Это сущее очарование»!!! «Жижи» стал самым хитовым бродвейским мюзиклом сезона. Это произошло так стремительно, что Одри даже не успела толком никому объяснить, что она, в сущности, никакая не актриса…

 

ЛЮБОВЬ, ЛЮБОВЬ…

Одри уже вручили «Оскар» за роль принцессы Анны, ее уже боготворил весь мир, когда она, наконец, влюбилась сама. Его звали Уильям Холден, и он был ее партнером по картине «Сабрина». Одри смирилась с тем, что ее избранник часто впадает в депрессию и выходит из нее посредством истерик и виски. Она смирилась и с тем, что в его прошлой жизни было много всего, а в настоящей существуют жена и двое детей. Единственное, с чем она не смогла смириться, так это с его признанием: из-за перенесенной операции Уильям больше детей иметь не сможет. Она ушла. А через год, все еще продолжая любить Билла, вышла замуж за другого актера, Мела Феррера. Они вместе репетировали «Ундину» и после шумного успеха пьесы тихо поженились.

Первая беременность Одри Хепберн закончилась рождением мертвого ребенка. Первая ее совместная работа с мужем в картине «Война и мир» — полным провалом. Первый год их супружества тоже был далек от совершенства, как, впрочем, и все последующие. Одри больше всего волновало отсутствие детей, а Мела — собственная актерская карьера, которая не складывалась. Одри, конечно, старалась помочь, как могла. Она соглашалась сниматься в новой картине только при условии, что там найдется роль для Мела…

Через несколько лет Одри снова забеременела. И опять не смогла сохранить ребенка. И вот в I960 году тридцатилетняя Одри родила мальчика и назвала его Шон, что означает «дар божий». Теперь у нее был ребенок, но не осталось любви. Через пять лет супруги расстались.

Второй муж Одри являлся полной противоположностью героев всех ее прежних романов. Психоаналитик Андреа Дотти был моложе Одри на десять лет. Он был аристократом, итальянцем, балагуром. К тому же давно и безнадежно в нее влюбленным, еще со времен «Римских каникул». Ей было 39, ему — 30, но она запретила себе об этом думать.

Они жили в Риме, из окон был виден Тибр, свекровь дарила молодым всякие прелестные антикварные штучки, и Одри впервые в жизни обрела возможность бездумно бродить по магазинам, часами подыскивать для Андреа запонки и выбирать очередной галстук. А потом у нее родился еще один ребенок. Мальчика назвали Лукой. Она еще раз стала матерью — и опять почувствовала, что теряет мужа. Правда, теперь причина была не в ее славе. Газетчики с романа Андреа и Одри переключились на романы Андреа и Франчески, Андреа и Паолы, Андреа и… Она попробовала принять это спокойно. И отправилась на поиски снова.

Она снялась во многих фильмах и снова вышла замуж. Новый муж Роберт Уолдерс был состоятельным бизнесменом. Одри больше не снималась в кино — она работала в Детском фонде ООН. Ездила в Бангладеш, Судан, Эфиопию, Вьетнам, Сальвадор — в те места, где шли войны и голодали дети. Одри старалась сделать так, чтобы каждому из этих детей достался хотя бы кусок хлеба. А сама была уже смертельно больна.

… Когда Одри Хепберн умирала, рядом с ней были все мужчины, которые ее любили: оба сына, Робби Уолдерс, Мел Феррера, Андреа Дотти. Кажется, она сказала им, что счастлива…