Главная Течение жизни Мариус Петипа: человек-эпоха

Текст: Евгения Зайцева

Наверное, русский балет состоялся бы таким, каков он есть – брендом, любовью, славой, – и без Мариуса Петипа. Но чего бы не было без русского француза уж точно, так это очень яркой страницы в балете России, пожалуй, даже эпохи. 11 марта музыкальный мир отметит 200-летний юбилей великого балетмейстера.

Смычок как педагогический прием

Мариус Петипа родился 11 марта 1818 года. Его отец, Жан Антуан Петипа, был танцовщиком, а впоследствии балетмейстером и педагогом, мать, Викторина Грассо, – драматической актрисой. Во времена Петипа театральные династии были нормой, поэтому юного Мариуса рано начали готовить к служению музам. В Брюсселе, куда переехали из Франции его родители, получив ангажемент, мальчика стали обучать игре на скрипке. Хореографии Мариуса и его старшего брата Люсьена учил отец. Как вспоминал сам Петипа, наука давалась нелегко, отец переломал не один смычок о пальцы будущего балетного гения для того, чтобы тот постигал тайны хореографии. «Необходимость такого педагогического приема вытекала, между прочим, из того, что не чувствовал я в детстве ни малейшего влечения к этой отрасли искусства», – говорил позднее Петипа. В девять лет Мариус дебютировал в балете «Танцемания», после этого занятия хореографией продолжились с удвоенной силой.

16-летний Петипа получил ангажемент в труппу Нантского театра, где стал не только танцовщиком, но и балетмейстером. Правда, он в основном сочинял танцы для опер, одноактные балеты, но все же это был первый и очень ценный балетмейстерский опыт. Затем, увы, Петипа сломал ногу, и это печальное обстоятельство оставило его за бортом Нантского театра. В дальнейшем он с отцом переехал в Нью-Йорк, где обоих постигла неудача: они стали жертвами мошенника.

Мариус продолжал выступать то во Франции, то в Испании. Однажды в Париже представитель Императорских театров Петербурга пригласил Петипа в Россию, обещая ему место танцовщика. В мае 1947 года Мариус Петипа прибыл в Северную столицу.

Пластика и красота

Принимая это предложение, Петипа словно чувствовал руку судьбы. В отличие от многих других европейцев, он ехал в Россию не за деньгами – он ехал творить настоящее искусство. Мариус считал, что в Европе уже ушли от балета как серьезного искусства в пользу трюкачества: «В балете должны главенствовать красота и пластика, а не всевозможные прыжки, бессмысленные кружения и поднимание ног выше головы…» С точки зрения молодого балетмейстера, Россия в этом смысле была на правильном пути. Первым спектаклем, который поставил Мариус Петипа на петербургской сцене, стал балет «Пахита», автором которого был французский балетмейстер Мазилье – это случилось в 1847 году. Спектакль высоко оценил Николай I, одаривший Мариуса драгоценным перстнем. Потом была «Сатанилла, или Любовь и ад», еще годом позже – «Лида, швейцарская молочница».

По воспоминаниям современников, Мариус Петипа, как правило, вначале разрабатывал дома основные позиционные построения, используя для этого небольшие фигурки, которые расставлял на столе в различных комбинациях. Самые удачные варианты он заносил в записную книжечку. Затем наступало время работы на сцене. Петипа внимательно вслушивался в музыку, которую проигрывали для него от начала до конца, иногда по несколько раз. Танец складывался постепенно, при этом балетмейстер расчленял музыку на фрагменты, состоящие из восьми тактов.

Николай Легат вспоминал: «Самые интересные моменты наступали, когда Петипа сочинял мимические сцены. Показывая каждому в отдельности его роль, он настолько увлекался, что все мы сидели, затаив дыхание, боясь упустить хоть малейшее движение этого выдающегося мима. Когда заканчивалась сцена, раздавались бурные аплодисменты, но Петипа не обращал на них внимания… Затем всю сцену повторяли заново, а Петипа наводил окончательный лоск, делая замечания отдельным исполнителям».

Многие его собратья по цеху, не считая Петипа гениальным танцовщиком, отмечали при этом незауряднейшее мастерство драматического актера. Возможно, этот дар помог ему привнести в свои постановки глубокий смысл и одухотворенность, что стало отличительной чертой русского классического балета.

В 1854 году Петипа женился на русской балерине Марии Суровщиковой, которую, по признанию новобрачного, «сравнить можно было с самой Венерой». Получив отпуск в Петербурге, семейная чета Петипа отправилась на трехмесячные гастроли в Европу. В Париже и Берлине выступления Суровщиковой – Петипа пользовались большим успехом.

Однако брак не сложился: «В домашней жизни недолго могли мы ужиться с ней в мире и согласии. Несходство характеров, а может быть, и ложное самолюбие обоих скоро сделали совместную жизнь невозможной». Вспыльчивый характер Петипа и в самом деле был предметом критики современников. В общем, супруги разъехались…

Мариуса ждала работа, много работы. В 1862 году он стал главным балетмейстером Императорских театров Петербурга. В том же году Петипа осуществил первую свою большую оригинальную постановку «Дочь фараона» на музыку Ц. Пуни, сценарий которой разрабатывал сам по произведению Теофиля Готье. Уже в этой постановке Петипа использовал умелую группировку кордебалета и солистов. Сцену он разбил на несколько планов, каждый из которых заполнил группами артистов – они исполняли свои партии, сходились и вновь разъединялись. Петипа словно заимствовал принцип работы композитора-симфониста. В дальнейшем этот принцип балетмейстер стал развивать, что придавало его постановкам необычайную зрелищность. Продолжением стали многие другие балеты Мариуса Петипа, среди которых особенным успехом пользовались «Царь Кандавл», «Бабочка», «Камарго», «Приключения Пелея», «Кипрская статуя», «Талисман», «Синяя борода». Особыми удачами считаются постановки балетов Минкуса «Дон Кихот», в которых Петипа новаторски использовал испанские народные танцы, и «Баядерка». Хореографические находки «Баядерки» подчеркивали яркий характер героини и драматичный сюжет.

Как главный балетмейстер выбирал исполнителей главных ролей? Взрывной характер, симпатии и антипатии, как пишут современники, не смогли повлиять на его объективность при выборе артистов. Ему как главному балетмейстеру, как правило, удавалось найти лучшего исполнителя на роли в спектаклях, которые он ставил.

В радости и в горе

Наконец Мариус Петипа обрел личное счастье. В 1882 году Мария Суровщикова умерла, и он женился во второй раз на дочери известного в те годы артиста Леонидова, Любови Леонидовне. С тех пор, по признанию самого Петипа, он «узнал, что значит семейное счастье, приятный домашний очаг». Его вторая жена, хоть и была на 36 лет моложе супруга, явно была мудрой женщиной. Ее нежное отношение и чувство юмора помогали гасить эмоциональные всплески Петипа.

1890-е годы связаны у Петипа с рождением еще одного союза, на этот раз творческого. Он начал работу с Петром Ильичем Чайковским. Совместная работа помогала балетмейстеру глубже проникнуть в суть музыки, а композитору – создать партитуру, гармонично сочетающуюся с хореографической частью.

Лучшей своей работой Петипа считал балет «Спящая красавица», в котором в наибольшей степени сумел воплотить стремление к симфонизму в балете. При этом сказочный сюжет давал балетмейстеру возможность поставить на сцене широкое, феерически красивое действие, волшебное и торжественное одновременно.

Петипа вызывал не только поклонение, но и зависть. Последние годы его работы на посту главного балетмейстера Императорских театров были омрачены интригами директора Владимира Теляковского. По мнению директора, Петипа ущемлял молодые таланты, хотя большинство участников событий в Императорских театрах того времени опровергали эти обвинения. Так или иначе, здоровье великого балетмейстера пошатнулось, и он покинул свою должность в 1903 году.

К радости Петипа, его дети от обоих браков пошли по его стопам. Четыре сына стали драматическими артистами, четыре дочери – балеринами. Но и здесь случилось несчастье: одна из самых талантливых, Евгения, рано заболела саркомой – ее спасти не удалось…

По настоянию врачей Петипа переехал в Крым. В возрасте 92 лет он скончался в Гурзуфе. Позже прах великого балетмейстера был перевезен в Петербург и перезахоронен на кладбище Александро-Невской лавры…

Его творческий почерк вызывает интерес и поныне, а вторую половину XIX века в русском балете принято называть эпохой Петипа.