Главная На огонек ВЛАДИМИР ХОТИНЕНКО: «ДВЕ ВОЛШЕБНЫЕ НЕДЕЛИ»

Признанный мастер кино, Владимир Хотиненко недавно порадовал поклонников своей новой работой – сериалом «Демон революции», который прошел недавно на телеканале «Россия». С Владимиром Ивановичем мы встретились накануне Нового года. Поэтому беседовали не только о новой картине, но и о праздничных традициях в семье режиссера.

Владимир Иванович, как и почему у вас возникла идея снять фильм о Ленине? Ведь не только в связи с юбилеем революции…

Не только. Но это событие не праздновать, а вот отметить обязательно нужно. В истории человечества таких событий так мало, что хватит пальцев одной руки, чтобы посчитать. Во французской революции не было и в помине того, что удалось сделать Ленину с большевиками: фактически направить историю в другое русло. Интересно, что меморандум Парвуса просто буквально похож на инструкцию по цветным революциям, а фигура Ленина не просто любопытная, а необычайно сложная. Возьму на себя смелость сказать, что  рассказывать о ней раньше, в условиях канона было проще. Чуть-чуть очеловечили героя, и уже хорошо. А когда есть возможность показать масштаб личности и человеческое лицо, нужен и материал новый и, конечно, яркое актерское дарование, которое у Евгения Миронова, сыгравшего эту роль, есть. В каких-то обстоятельствах у нас Ленин – мерзавец, в каких-то – терзаем страстями, но это живой человек.

-Скоро Новый год и Рождество, самые теплые и душевные  праздники. Поделитесь, как отмечали и как отмечаете сейчас?

У нас Новый год, Рождество и Старый Новый Год, как и у большинства советских людей, сливаются. И все это превращается в две замечательные волшебные недели. А вот для моей бабушки Рождество звучало отдельно от Нового года. Но важно само ощущение праздника. В детстве  Новый год начинался, когда входил отец и заносил елку с мороза. Она начинала оттаивать, и дом начинал благоухать хвоей.  Потом мы наряжали ее. Делали это всей семьей, и все взрослые на время становились детьми. А еще мы обязательно после Нового года ходили на горку кататься на санках. И дети, и взрослые. И вываляться в снегу было очень важно.

Чем обычно угощались?

На новогоднем столе в моем детстве всегда были пельмени. Оливье у нас не делали. Был винегрет. И еще соленья: капуста, огурчики, помидорчики, соленый арбуз. Про оливье я услышал уже в Свердловске, когда учился в архитектурном институте. До этого я и слова-то такого не слышал. И я проникся симпатией к оливье. Но винегрет я люблю не меньше.   Мама запекала на Новый год, на Рождество, да и на Старый Новый год утку или курицу. А еще иногда гуся гениально делала. Но самым роскошным блюдом в детстве были мандарины. Этот запах был основной приметой Нового года.

Сейчас Новый Год и Рождество, мне кажется, в сознании людей еще больше сблизились. А вот в Европе Новый год ничего не значит.  Там после него елки сразу же разбирают и выбрасывают на улицу. А в последние годы с елками на улицах вообще борются. Мы были в Брюсселе три года назад, и там, на главной площади Ля Гранд Пляс  поставили конструкцию из кубов, напоминающую елку.  Это, конечно, по-своему интересно, но к Рождеству никакого отношения не имеет. И новогоднее ощущение теряется.

А про современные традиции  в вашем доме расскажете?

Сейчас у нас с Танечкой (женой – прим. ред.) три вида встречи новогодних праздников. Либо мы едем к Танечкиным родителям на дачу – моих уже нет, – либо встречаем только вдвоем. Мы ставим музыку и танцуем. Очень любим делать это под Элвиса Пресли. На столе у нас не бывает особого изобилия. Нам нравится, когда есть пара-тройка вкусных блюд. У Танечки есть своя фишка. Она обязательно делает Рождественский салат. Он похож на оливье, но более сложный по количеству ингредиентов и более необычный, как мне кажется. В этот салат, как в оливье, кладется картошка, морковка, зеленый горошек, немного яиц, кислое яблочко,  маринованные огурчики, добавляются свежий огурчик, маринованные патиссоны и небольшие кусочки апельсина, можно долить чуть-чуть апельсинового сока. Заправляется майонезом, мы смешиваем пополам майонез со сметаной. Всем, кто его у нас пробовал, нравится.  Кроме этого, Танечка еще часто печет восхитительный яблочный пирог. А если его есть с шариком мороженого – вообще оторваться невозможно, вот этот контраст дает потрясающий вкус.

И еще мы очень любим выдержанный испанский хамон или хорошую пармскую ветчину. У нас уже свои вкусы выработались. Хороший хамон с красным вином – это прекрасно! Ну, шампанское само собой. И еще мы везде вешаем гирлянды с лампочками, а не только на елку. Выключаешь свет, они мигают, и такая радость на душе! И третий вид рождественских праздников: мы уезжаем заграницу, в какое-нибудь интересное место. Были как-то в эти дни в Венеции. Там они еще празднуют Новый год более-менее. У них есть традиция: под Новый год в оперном театре Ля Фениче, где Висконти ставил спектакли, дают  роскошный концерт. Все идут туда очень торжественно: в роскошных платьях и смокингах, фотографируются. Потом гулянье перемещается на площадь Сан Марко. Там много людей собирается. И они шумно встречают Новый год.

Старый Новый год — тоже прекрасный праздник…

Мы с Танечкой любим праздновать, поэтому отмечаем все, ничего не пропустим. Но Старый Новый год всегда отмечаем дома. Тут уже немножко иное ощущение. В Новый год двери как будто бы открываются, а тут закрываются… Праздник заканчивается, и начинаются будни. Тоже прекрасные, но совсем не такие сказочные.