Главная На огонек ВИА «ПЛАМЯ»: РИВАЙВЛ В КАНУН 45-ЛЕТИЯ

Официально возрожденный недавно ВИА «Пламя» осенью отправляется в большой юбилейный тур, приуроченный к 45-летию знаменитого ансамбля. Он стартует концертным туром по Черноморскому побережью в «бархатный сезон», а завершится следующим летом. В преддверии этого события мы взяли интервью у стоящей сейчас у руля «Пламени» певицы Юлии Ариничевой.

 Юлия, расскажите, как вы стали солисткой и руководителем ВИА «Пламя»?

Стать солисткой этого коллектива я мечтала всегда. Мои родители были педагогами-музыкантами, мама до сих пор трудится в колледже, и музыка звучала в нашем доме постоянно — в частности, произведения ВИА «Пламя». Можно сказать, что я выросла на этих душевных, трогательных песнях… Потом из Пятигорска, где мы жили, я отправилась покорять Москву, окончила вокальный факультет Государственного университета культуры и искусств по специальности «оперное и концертно-камерное пение». Вообще, изначально я оперная певица, но всегда хотела петь на эстраде. Когда была еще студенткой, меня пригласил в военный оркестр знаменитый дирижер Валерий Михайлович Халилов, тот самый, что погиб в авиакатастрофе возле Адлера. Халилов был знаком с другим дирижером, экс-солистом «Пламени», и именно он посоветовал мне попробовать себя в этом коллективе. И я согласилась с большой радостью! И сейчас уже стала не только солисткой, но и директором и художественным руководителем ансамбля. Недавно я написала новую песню «Родная земля», которая успешно пополнила наш репертуар. Композиция написана в стиле ВИА и посвящена моему родному Ставрополью.

 В составе ВИА «Пламя» советских времен, женские партии исполняла певица Ирина Шачнева. Что у вас с ней общего и какие отличия?

Единственное, что нас объединяет, это наличие высшего образования. Ну, еще то, что мы обе принадлежим к ансамблю «Пламя»… А так — мы абсолютно друг на друга не похожи, и у нас совершенно разные роли в ансамбле. Тогда существовало иное звучание женского вокала, в большей степени это были вокализы на заднем плане. Мои партии — совсем другие: я пою так, что меня слышно. В общем, мы совершенно разные! Я себя не сравниваю ни с кем: каждый человек индивидуален.

Мужские вокальные партии в ВИА «Пламя» сейчас исполняет Александр Евдокимов. В классическом состав «Пламени» он не пел, но имеет большой опыт по части ВИА: «Добры молодцы», «Красные маки»… Расскажите, как вам с ним работается?

У Александра есть опыт работы в других ВИА, и это просто замечательно! Человек понимает и чувствует эту музыку, поэтому с ним легко работается, мы без труда нашли общий язык. Я искала солиста, с которым у нас будут хорошо тембрально сливаться голоса. Это было не так легко, но наконец-то я нашла того человека, с которым мы друг друга органично дополняем!

Жанр ВИА так или иначе вызывает ностальгические ассоциации: люди вспоминают особую, специфическую душевность песен советских времен. И, наверное, то же самое можно сказать про советское кино… Какие старые советские фильмы ты любишь?

 Я вообще очень люблю старое советское кино, многие такие фильмы можно смотреть бесконечно! Для меня они даже несут некоторую надежду на будущее: они такие же легкие и светлые, как и сами советские песни. Они, конечно же, часто звучали в самих фильмах, с их помощью приобретали популярность. И музыка в этих фильмах была такая же легкая, запоминающаяся и звучная… «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Иван Васильевич меняет профессию», «Золотой теленок», «Служебный роман» -.мне кажется, эти фильмы можно перечислять до бесконечности, и они всеми очень любимы. И каждый раз, когда пересматриваешь заново, удается открывать в них и в себе все новые и новые эмоции.

Какую песню ВИА «Пламя» вам петь приятнее всего?

Наибольшее физиологическое удовольствие я получаю от песни «Белые крылья», известной еще по исполнению легендарного певца Валерия Ободзинского. Кстати, два участника нынешнего состава нашего ансамбля когда-то работали с Ободзинским – это гитарист Михаил Штыров и клавишник Вячеслав Синегубов… Песня «Белые крылья» по музыке для меня очень интересна, я в ней хорошо раскрываюсь как вокалистка. Кроме того, в ней передаются ощущения прошлого, того, что каждый из нас пережил. Это, в частности, разочарование, ведь такова жизнь: каждый испытывал и любовь, и разочарование, и потери… В этой песне я очень сильно раскрываюсь, поистине окунаюсь в нее — и переживаю полностью этот текст, эту музыку. Все наши песни для меня важны, но именно эта больше других помогает мне раскрыться не только вокально, но и душевно.

Хочется ли вам что-то усовершенствовать в своей работе с ВИА «Пламя»?

Человеку обычно бывает сложно говорить о своих недостатках – да, кстати, и о достоинствах тоже! Недостатки, как известно, часто бывают продолжением достоинств – и наоборот… Раньше, когда я слушала свои оперные записи, я слышала сплошные свои недостатки — и думала, что мне надо учиться и учиться, но это касается именно оперного пения! А если брать песни ВИА «Пламя», то мне исполнять их технически не сложно: образование оперной певицы позволяет делать это без труда. К тому же, я дирижер-хоровик, и мне очень легко петь в ансамбле, строить аккорды, петь другие интервалы, не только главную партию… Отсюда же — умение петь тише, слышать других со стороны. Но вот бывает тяжело, когда ты растворяешься в музыке и начинаешь петь полным голосом. И, конечно же, моим недостатком в исполнении этой музыки являются иногда мои классические ноты, которые немного забивают моих партнеров по ансамблю. Я, конечно, стараюсь себя сдерживать в этом! И, наверное, именно этот момент мне и хотелось бы усовершенствовать.

Не так давно на юбилейном концерте «Пламени» на Красной площади вы дирижировали настоящим оркестром. Расскажите, где и как вы приобрели такие дирижерские навыки?

Дирижерские навыки я приобрела в Ставропольском музыкальном колледже имени знаменитого русского дирижера Василия Сафонова, сподвижника Чайковского. Этот колледж я закончила как дирижер-хоровик. Так что для меня это просто – это мое образование!

Известно, что в наших ВИА часто играли бывшие рок-музыканты. Как вам кажется, какие известные западные рок-группы больше всего на них повлияли?

Если брать наши рок-группы, то на их музыку, мне кажется, оказали влияние Uriah Heep, Slade, Kiss и Metallica… А что касается именно ВИА – то, скорее всего, The Beatles! Ведь наши ВИА — как и вся наша советская эстрада в целом — всегда отличалась мелодичностью. А у большинства рок-групп мелодичности было, в общем-то, поменьше. Так что влияние мелодизма The Beatles здесь невозможно переоценить!

Помните ли вы, какую песню ВИА «Пламя» услышали впервые в жизни?

Еще ребенком в мультике «Ну, погоди!» я услышала песню «Не надо печалиться». И мне она тогда запомнилась больше всего, ведь детские впечатления — самые запоминающиеся! Эту песню исполнял еще ВИА «Самоцветы», а потом, когда почти весь тот состав превратился в ВИА «Пламя», этот хит перекочевал в его репертуар… В общем, из особо важных для нас песен ВИА «Самоцветы» и «Пламя» я — благодаря своей детской любви к мультфильмам — всегда выделяю «Не надо печалиться».

Будете ли снимать клипы на новые песни?

Конечно, снимем клип на новую композицию, которую для ансамбля написала я сама, — «Родная земля».

Каковы ваши ближайшие творческие планы? Что будете делать до старта юбилейного тура?

Хотим поработать в студии: делаем новые аранжировки наших старых песен. В частности, перезаписали песню «Лабиринт» легендарного Александра Зацепина, с пластинки «Час Пик». Наша цель — сохранить уникальность ансамбля, его эстетику. Хотим, чтобы эти песни пели и наши дети, и наши внуки. Самое ценное, что есть в песнях ВИА «Пламя» — душа!

Юля, у вас довольно насыщенный рабочий график. Как предпочитаете отдыхать?

Для меня лучший вариант отдыха – это смена деятельности. Фитнес, например, отлично восстанавливают силы, а если дополнить занятия спортом еще и SPA, баней с массажем, то от усталости не останется и следа. Летом я стараюсь как можно больше времени проводить на природе, ездить загород. Ну и, конечно, я не представляю жизни без моря!