Главная На огонек АННА АРДОВА. «Я МНОГО НАБЛЮДАЛА ЗА ЛЮДЬМИ, И ЭТО ПРИГОДИЛОСЬ МНЕ В ЖИЗНИ»

Популярная актриса театра и ТВ, звезда комедийного шоу «Одна за всех» и юмористического сериала «Женская лига», актриса Московского академического театра имени Маяковского, обладательница премии ТЭФИ, Анна Ардова в интервью нашему журналу рассказал об обретении себя, ценностях творческих, житейских и материальных, о моде и любимых местах отдыха.

Анна, насколько мне известно, вы получили имя в честь Анны Ахматовой. Как относитесь к своей знаменитой тезке?

Честно говоря, я горжусь, что меня назвали в честь Анны Андреевны Ахматовой. Горжусь своими бабушкой и дедушкой, своей семьей и происхождением. В своей книге воспоминаний Анна Андреевна написала о моей бабушке как о «моей Нине, которая все обо мне знает». Когда я это прочитала в первый раз, я просто заплакала от гордости и умиления. Они умели дружить и любить, у них на всех хватало сил.

Говорят, что вы были трудным подростком? Это действительно так? Расскажите немного о вашем детстве.

Я действительно была трудным подростком. Думаю, это связано с тем, что я оказалась ребенком между двумя браками. Родители разошлись, у каждого была новая семья. Мне надо было как-то обращать на себя внимание.

Например, я не любила математику. Мама рассказывала: как-то приходит домой с репетиции, крик стоит страшный. Оказывается бабушка, мамина мама, Зоя Моисеевна не может снять меня с холодильника. Я стою на холодильнике с ножом в руках, приставленным к своему горлу, и ору: «Математику я делать не буду!» Как меня снимали, не помню. Или еще пример, когда я получала двойку или даже кол, то понимала, что когда приду домой — влетит. Отсиживалась у подруги до ночи. Домашние пили успокоительные капли. Зато когда я являлась домой, они меня уже не ругали – были рады, что ребенок вообще вернулся. Мое взросление далось родителям непросто.

Несмотря на многочисленных театральных родственников, свой путь на сцену вы пробивали сами, и этот путь оказался совсем непростым: вы поступили далеко не с первой попытки…

Пять лет я поступала в театральный, и все время проваливалась. У меня был комплекс, что я не достойна всей этой замечательной семьи. Из-за этого на вступительных экзаменах жутко зажималась. И пока я не преодолела этот комплекс, пока не поняла, что сама за себя отвечаю и семья тут ни при чем, я не могла поступить. Папа мне советовал: «Иди в артистки, артисткой ты еще можешь быть, ты же так плохо училась. Хотя, с другой стороны, у тебя все время побеждают сиюминутные желания, ты совершенно не можешь сосредоточиться». А мама, актриса Театра юного зрителя, говорила: «Иди в ПТУ, выращивай цветочки, это такая хорошая работа для женщины»…

В результате, вы кем только не работали, пока не поступили в ГИТИС. Не жалеете о потерянном времени?

Да, поработала младшим экономистом в «Мособлтрансэкспедиции», продавцом в фойе гостиницы «Золотой колос», вахтером, гардеробщицей. И совсем не жалею. Это было мое становление. Я поняла, что можно быть не только актрисой, что я могу заработать и чем- то другим, а если что, смогу за себя постоять. И еще я много наблюдала за людьми, что потом очень пригодилось в жизни. Так что, как говорят: что не делается, все к лучшему.

В то время были интересные встречи?

Недавно я увиделась с человеком, который как раз в те годы помог мне поверить в себя. Он был артистом Театра Российской Армии, а я там работала в гардеробе. Я его просто боготворю. Его зовут Сергей Федоров. Он говорил: «Ты не должна бояться выражать свои мысли. Пиши мне каждый день сочинения». И я писала, каждый день. Он очень много со мной работал. Мы давно не виделись, позже он приехал и сказал: «В жизни не мог подумать, что из такой разгильдяйки получится такой собранный человек. Ты же сейчас солдат, Ардова! Пунктуальный, профессиональный, умеющий работать». А я подумала, ведь действительно я стала собранной, но привычка относиться к себе как к разгильдяйке осталась. Самоирония спасет мир!

Слышала, что ваш дядя, Алексей Владимирович Баталов, все-таки сделал попытку вам помочь?

Да, и это было однажды. Тогда я, в очередной раз не поступив в Щукинское училище, пошла вольнослушательницей на курс Бурова. Там преподавали Николай Волков, Александр Кайдановский, и мне очень хотелось там учиться.

Дядя Леша попросил за меня у Этуша, но это не помогло. Теперь я Этуша не люблю. Нет, как артиста все равно люблю. Зато на следующий год я поступила в ГИТИС на курс к моему любимому Андрею Александровичу Гончарову. Человек он был непростой, на всех кричал. Но я не обращала внимания, знала, что он тоже меня любит.

Вы комическая или трагическая актриса? 

Скажу скромно: я могу всё. На самом деле, в комедии надо обязательно искать трагедию. Иначе будет плоско. Стараюсь находить в любом персонаже глубину, а иначе он не будет интересен зрителю. Очень люблю Олю Тумайкину. Она это делает виртуозно и гениально импровизирует. Мы с ней много лет играли в «Женской Лиге», и я у Оли училась.

Обрадовалась, когда увидела в интернете, что ваше всенародно любимое скетч-шоу «Одна за всех» хотят возобновить на Первом канале. Но в программе не нашла…

Там странная история получилась. В прошлом году мы действительно сняли шесть серий. Хотя я вообще сомневалась, надо ли к этому возвращаться. Но уговорили. Их показали 3 и 4 января по две серии. Рекламы не было. Все прошло незаметно. Сначала я расстроилась, потом подумала: ведь я свою работу выполнила хорошо, а это самое главное.

Персонажи были те же или совсем другие?

Из прошлых серий остались «еврейская мама» с потрясающим Игорем Письменным (Сема) и «силикон» с Эвелиной Бледанс и Танечкой Орловой. Придумывали сюжеты те же ребята-кэвээнщики, которые были продюсерами «Одна за всех» с самого начала — Евгений Донских, Алексей Романюк и другие. Был один образ, от которого я сразу отказалась. Они хотели, чтобы это была регистраторша, то ли грузинка, то ли армянка в ЗАГСе, которая раскручивает всех на деньги. Я сказала, что подобный персонаж уже был – это Карина, и второй Карины из меня уже не выйдет. Зато отлично получилась «теща-призрак». Этот «призрак» являлся к тестю, когда он пил водку. Сережа Лавыгин играет гениально, было ужасно смешно.

Еще я с удовольствием сыграла образ «идеальная жена-робот». Там я, наконец, красавица. Меня модно одевают, у меня идеальный макияж. Приятно было чувствовать себя девочкой. Я все-таки надеюсь, что когда-нибудь зрители это увидят.

А как вы относитесь к моде, как покупаете себе одежду?

Течение моды я, конечно, чувствую, но не убиваюсь из-за вещей. Жутко дорогие вещи не вижу смысла покупать. Люблю приобретать одежду так: заходишь, видишь вещь, примеряешь и берешь. Быстро. Правда, из каждого правила есть исключение. Я недавно купила себе лабутены. Не выдержала. Дело было так. Год назад участвовала в съемках в фирменном магазине, где они продаются, и положила глаз на изумрудные туфли. Но они были лакированные, а я этого не люблю. И вот недавно иду с сестрой мимо этого магазина, поднимаю глаза и вижу на витрине свою мечту — изумрудные замшевые лабутены. Я про себя сказала: «Кто воевал, имеет право на тихой речке отдохнуть». И купила.

Интересно, вас люди на улице узнают?

Был такой случай. Я ходила на православную выставку, мед покупала. Стоит женщина, монахиня, записочки принимает на заздравные, заупокойные службы. Подхожу, говорю: «Хотела бы записать заздравный Сорокоуст». А она вдруг говорит: «Ой, вы же моя любимая «дурочка»! Ой–, простите, что я так сказала»! Я говорю: «Что вы! Это самое точное определение «Одной за всех», спасибо большое».

Еще был такой случай. Одна дама подошла ко мне на выставке Серова. Говорит: «Послушайте, я никогда ни к кому не подходила. Но сейчас я очень хочу вам это сказать. Я очень болела. Была страшная операция. Единственное, что меня вытащило из депрессии, это ваша передача». Такие слова – настоящий актерский кайф.

В эпизодах «Одной за всех» про женщину-президента Екатерину Петровну министра иностранных дел играет ваш муж Александр Шаврин. Дома расстановка такая же: вы президент, а муж министр иностранных дел?

Сложно сказать. Может, конечно, и министр иностранных дел… Просто Саша очень умный, интеллигентный и порядочный. Еще невероятно образованный. Дома тысяч двести книг. И он все их прочел. Он потрясающе пишет. Делает очень интересные инсценировки. Например, Макс Леонидов пишет музыку, а Саша пишет песни для мюзиклов и либретто. Был такой мюзикл «Растратчики». Сейчас в театре на Малой Бронной идет сказка с Сашиной инсценировкой «Тайна старого шкафа». Наш союз держится так долго благодаря совместному чувству юмора и одной детской. Я имею в виду, что Саша тоже сын артистов, вырос в театре.

А как вы познакомились?

Он был младшим другом папы. Когда Николай Николаевич Волков поставил спектакль «Место для курения», Саша там играл главную роль, а папа оформлял этот спектакль как художник. Я Сашу знаю с 19 лет, а ему тогда было 28. У нас сложились дружеские отношения. Когда он вдруг начал за мной ухаживать, у меня уже была Сонечка. Я в первый момент подумала: «Что это Шаврин решил за мной ухаживать, наверное, перебрал немного».

Есть ли у вас время для отдыха?

Сейчас уже есть. Когда снимали «Одна за всех», я работала днем и ночью, и больше так не хочу. Дети до сих пор упрекают: «Мама, мы тебя почти не видели». Что я могу сказать в свое оправдание? Говорю: «Зато я зарабатывала».

Как любите отдыхать?

Раньше очень любила бывать в Серебряном бору. У театра там была прекрасная двухэтажная дача с огромной верандой на втором этаже. Помню, был период, когда у меня на Аргуновке был ремонт, и мы там просто жили. Было очень весело, огромная компания артистов, жарили шашлыки, радовались жизни. До сих пор люблю это место. В прошлом году туда ездила на пляж, правда, теперь он платный, но все равно очень понравилось.