Главная Мировое турне Долго будет Намибия сниться

ДОЛГО БУДЕТ НАМИБИЯ СНИТЬСЯ

Я несусь по петляющей грунтовке в национальном парке Этоша со скоростью 90 километров в час вместо разрешенных здесь 60-и, чтобы успеть в лодж до захода солнца, иначе туда не пустят. В какой-то момент, выскочив из-за крутого поворота, резко торможу, вдавливая педаль чуть ли не в пол. Крошечный

Текст: Антон Титов

МЕСТО, ГДЕ НИЧЕГО НЕТ

Признаюсь, Намибия, одна из самых «фотогеничных» стран мира, давно была моей мечтой. Путешествуя по стране, можно всего за несколько часов увидеть несколько природных зон от пустыни до саванны, от гор до каньонов.

Намибия – оптимальный вариант для тех, кто устал от городской суеты. Судите сами: на огромной территории, сопоставимой по площади с Северной Европой, живут чуть больше двух миллионов человек. Слово Намиб, давшее имя пустыне, а впоследствии и государству, переводится с языка местного племени, как «место, где ничего нет». В стране есть только две асфальтовые дороги, прямые, как стрелы, они пронзают страну насквозь. Остальные дороги – грунтовки, встречные автомобили на которых встречаются раз в час. В общем, уход от цивилизации, дополненный, правда, постоянно сменяющимися потрясающими пейзажами, гарантирован.

Добраться до Намибии несложно, но достаточно долго: я летел до столицы – Виндхука – с пересадками в Цюрихе и Йоханнесбурге, дорога заняла почти сутки. Есть и более удобные варианты – через Франкфурт с одной пересадкой.

О программе следует позаботиться заранее. Страна не испорчена массовым туризмом, но с каждым годом становится все популярнее, поэтому спрос зачастую превышает предложение. Так, если вы начнете готовиться к поездке за два месяца, то рискуете с удивлением обнаружить отсутствие приличных автомобилей в прокатных конторах (а без машины делать в Намибии нечего), мест в нужных гостиницах и лоджах, массу других неприятных сюрпризов.

Машину и прокатную контору следует выбирать более чем тщательно: 5 из 10 путешественников меняют свои планы по ходу маршрута из-за пробитых шин или ДТП. Скажу честно: несмотря на то, что я проехал по стране около 3 тысяч километров на добротном седане Polo, служившем верой и правдой, для следующего путешествия я предпочел бы внедорожник. И дело не в непроходимых дорогах – мне только один раз попалась дорога, на которой был необходим 4х4 – а в сюрпризах, вроде пересохших русел рек, которые могут внезапно попасться на грунтовой дороге – и если вовремя не затормозишь, легко убить дно и подвеску.

Обязательно проверьте наличие нормальной запаски и домкрата: даже самый осторожный водитель рискует пробить колесо. По закону подлости, сделать это можно в самом неподходящем месте, где встречные машины проезжают раз в полтора часа (таких мест в Намибии много).

Столица Намибии, Виндхук, встретила не очень приветливыми облаками и забором с колючей проволокой вокруг отеля. Как и в ЮАР, здесь многие помнят времена апартеида, после отмены которого в крупных городах появилась масса безработных, которым кроме разбоя и заняться было нечем. Но если в ЮАР, особенно на востоке, заборы и колючая проволока – необходимая мера предосторожности, то в Намибии это, скорее, дань традиции. Здесь относительно безопасно и в больших городах, и тем более – за их пределами.

Кстати, в намибийских городах делать особо нечего – на знакомство с достопримечательностями Виндхука у меня ушло полчаса, по Свакопмунду, милому городку на побережье, я гулял в течение часа, а Уолфиш Бэем успел насладиться минут за 15. Как вы, наверное, поняли, Намибия не лучшее место для культурно-познавательного туризма, шопинга и пляжного отдыха (белые здесь в море не купаются, причем не столько из-за опасных океанских волн, сколько из-за того, что это попросту не принято). Все компенсируют красоты природы.

ТАНЕЦ МЕРТВЫХ ДЕРЕВЬЕВ

Я не стал задерживаться в Виндхуке и, переночевав, сразу совершил марш-бросок в сторону Соссусфлея. Дорога до Соссусфлея занимает около пяти часов: за это время я пересекаю лесной массив, горный перевал с захватывающими пейзажами и петляющей дорогой, Тропик Козерога и глубокий каньон.

Соссусфлей — глиняное плато в центральной части пустыни Намиб – визитная карточка страны. Представьте себе экранную заставку Windows с ярко-красным песком на фоне синего неба, с выжженным деревом на переднем плане. Это и есть Соссусфлей, знаменитый самыми большими в мире красными песчаными дюнами.

Лучшие фотографии Соссусфлея получаются на восходе и закате, когда ярко-красные солнечные лучи усиливают естественный цвет дюн. Однако как и в любом национальном парке страны, здесь ворота открывают одновременно с восходом, а закрывают сразу после заката. От ворот до дюн ехать несколько десятков километров, поэтому если вы хотите любоваться восходом или закатом, жить нужно будет исключительно в лоджах на территории парка. Ночевать вне лоджей (как бы велик ни был соблазн) запрещено. Я ночую в лодже, а значит, сфотографировав закат, смогу, не торопясь, приехать на ночлег уже затемно. Еду к дюне номер 45 (они здесь пронумерованы), одной из самых красивых, по дороге попадаются ориксы и антилопы, которые особенно эффектно смотрятся на фоне красных дюн.

Чтобы сделать панорамные снимки, нужно забраться на дюну по крутому склону. Чтобы не провалиться в песок по колено, нужно идти по ребру песчаной волны. Правда, песок такой мелкий, а склон такой крутой, что и это правило не помогает. Сначала идешь бодро и весело, потом каждый шаг дается все труднее и труднее, начинаешь останавливаться, чтобы отдышаться, но продолжаешь идти – иначе пропустишь закат.

Успеваю только-только: солнце, красиво подсветив пустыню на прощание, стремительно падает, превращаясь сначала в яркую точку на горизонте, а потом и вовсе прячется до утра за одной из дюн.

Я спускаюсь с дюны и еду в лодж, чтобы на следующее утро, проснувшись в полпятого и вытряхнув из кроссовок очередную порцию песка, отправиться встречать рассвет. Последние пять километров дороги до Долины Смерти и Соссусфлея – единственное в Намибии место, где мне понадобился внедорожник. Припарковавшись у начала дороги 4х4, я дождался местных, которые за символические 10 евро подбросили до дюн. К счастью, ждать пришлось недолго, так что восход я не пропустил.

Восход в пустыне Намиб – зрелище непередаваемое. Забравшись на очередную дюну, любуешься тем, как солнце отвоевывает у тени сантиметр за сантиметром, постепенно заполняя всю долину ярким светом. У подножия дюны – знаменитая Долина Смерти, названная так в честь высохших и окаменевших деревьев. Деревья, с завидной периодичностью попадающие на обложки журналов о путешествиях, словно замерли в каком-то сюрреалистичном танце смерти. Уверяю: если это увидеть, то в течение ближайших нескольких месяцев сниться будет только Намибия.

Вдоволь налюбовавшись фотогеничными дюнами, выдвигаюсь в сторону Оконджимы, гейма, расположенного между Соссусфлеем и Этошей. Отличие гейма от национального парка заключается в том, что в гейме за животными следят, помогают им по мере надобности, чтобы потом показывать туристам. Оконджима – проект Africat Foundation – африканского фонда защиты гепардов. Здесь можно почувствовать себя настоящим охотником, выслеживая с помощью рейнджера гепардов и леопардов по GPS (на некоторых животных надеты специальные ошейники с передатчиками). Машина подъезжает к леопардам на расстояние в несколько метров, дыхание перехватывает, а животные поражают своей красотой и грацией.

Еще одно достоинство Оконджимы заключается в том, что это, пожалуй, одно из лучших мест для ночлега в Намибии. Дорогой (около 200 долларов с человека за ночь), стильный, затерянный посреди огромного гейм-парка лодж может дать фору многим европейским пятизвездочным отелям.

Но сафари с рейнджером никогда не сравнится с сафари в одиночку, поэтому покинув гостеприимную Оконджиму, я еду в сторону Этоши.

Этоша – национальный парк площадью с половину Московской области, место, где животных из зоопарка можно увидеть в естественной среде обитания. Те, кто никогда не бывал в национальных парках Южной Африки и ограничивался только просмотром красивых картинок, приходят в шок от того, насколько здесь все «по-настоящему». Из-за кустов может выскочить слон, случайно встреченный носорог вдруг ни с того ни с сего решает побежать навстречу машине, а жираф займет полдороги, создав тем самым пробку, и долго не будет уходить, потому что листья придорожного дерева вкуснее.

Пикантность ситуации заключается в том, что большинство посетителей Этоши ездят по парку сами, на обычных легковушках. Никаких рейнджеров и внедорожников – животных выслеживаешь сам, руководствуясь исключительно собственным наитием.

Выбирать есть из чего: в Этоше живут 114 видов млекопитающих и несколько сотен разновидностей птиц. Задача амбициозного путешественника-охотника – увидеть африканскую «большую пятерку»: слона, льва, носорога, леопарда, буйвола. Любопытно, что въезжающие в парк туристы с интересом останавливаются у каждой антилопы, каждого жирафа, рассматривая и фотографируя со всех сторон, в то время как «профи» в поисках кошачьих проезжают на скорости мимо страусов и носорогов.

Национальный парк – это не просто место, где можно максимально слиться с природой и понаблюдать за животными, это определенный клуб по интересам. Вечерами в лоджах фотоохотники делятся друг с другом впечатлениями, явками и паролями для того, чтобы на следующий день продолжить «охоту». Это захватывает и увлекает непосвященных, тем более новичкам зачастую везет: совершенно случайно они могут наткнуться на животных, которых профи выслеживают в течение нескольких часов.

Из Этоши не хочется уезжать – это главное впечатление от Намибии после красных дюн. Но Намибия очень многогранна. Здесь есть и колониальный приморский Свакопмунд с домами, архитектура которых напоминает Лазурный берег Франции, и Кейп-кросс с крупнейшей в Африке колонией морских котиков, поражающий как обилием животных, так и исходящим от них резким запахом, и дикие племена, до сих пор живущие по средневековым законам, и дюны пустыни Калахари, и заброшенный город-призрак Колманскоп. Познакомиться со всем этим за одну поездку практически невозможно.

Антон Титов