Главная Звезды Shoo: «Скажи тихо о любви…»

В то время как все вокруг стараются заявить о своих чувствах как можно громче, музыканты absolute soul группы Shoo решили поговорить со слушателями в тональности «тихой нежности». В День всех влюбленных в столичном «Главclub Green Concert» состоится их большой концерт с оркестром «Скажи тихо о любви…». Шепотом для читателей журнала «Философия отдыха» вокалистка группы Шуня Балашова призналась своим музыкантам и поклонникам в любви к джазу.

Как правило, дети не слишком любят ходить в школу, тем более в музыкальную. Как с этим делом обстояло у вас? Вы были прилежной ученицей или ленились?

Конечно, как и всем детям, мне хотелось гулять, веселиться и делать все, что угодно, только бы не учить гаммы и этюды. Но сейчас, оглядываясь назад, я поняла, что родители всё делали очень грамотно: мне не отбили желание заниматься музыкой слишком суровым отношением к обучению, но при этом и не давали расслабиться и «выезжать» только на природных данных. Я всегда была в числе хороших учеников, но, конечно, не упускала возможности прогулять занятия, чтобы провести время с друзьями. Точнее, так: в самом начале обучения я всегда была отличницей как в музыкальной, так и в общеобразовательной школе, а позже, когда начался подростковый период, конечно же, учеба немного пострадала от «тусовок» и других активностей. Вообще, лень свойственна мне и сейчас, я очень страдаю от этого недостатка, так как одновременно у меня довольно высокие требования к себе, поэтому эти свойства моего характера вступают в диссонанс, доставляя мне большой дискомфорт. Но я стараюсь бороться с ленью и иногда даже одерживаю победу.

Интернет поведал нам, что вы поете с пяти лет. А где приходилось выступать в детстве? Вам нравилось быть на сцене в центре всеобщего внимания или вы все же стеснялись?

Да, так и есть, я учусь петь с пяти лет и до сих пор. Как раз недавно обсуждали вопрос необходимости постоянного самосовершенствования, особенно вокалиста, с моей коллегой – певицей Татьяной Гайворонской. Хорош тот вокалист, который все время ищет новые темы и приемы для покорения аудитории и осваивает их. В детстве я начинала заниматься в музыкальной школе с самым классическим образованием, то есть училась на академическом (оперном) вокале, классическом фортепиано.

Мне всегда очень нравилось быть на сцене. Я часто рассказываю историю, как еще в детском саду ставила спектакли с одногруппниками для наших родителей. Поэтому частым концертам и выступлениям я сразу очень обрадовалась, меня совершенно не пугало присутствие на сцене, скажу даже, что сейчас я часто волнуюсь или стесняюсь сильнее. Мой первый выход на сцену действительно внушительных размеров произошел в составе хора «Зернышки» ансамбля им. Локтева. Мне было тогда пять и мы исполняли песню «Ябеда-корябеда», где мне поручили спеть одну сольную строчку: «Приведу я в школу папу, вот тогда ты поглядишь».

В 20 лет, создав собственную группу, вы занялись джазом. Ваше нынешнее направление «абсолютный соул» кажется вам интереснее или хотелось просто попробовать что-то новое?

Группа была создана намного раньше, а к джазу я пришла еще в 14–15 лет, когда стала учиться в ДМШ им. Джорджа Гершвина. Я помню, мир джаза меня очень увлек: я смотрела концерты, слушала и выискивала песни, меня так интересовало все, связанное с джазом и его историей, что я могла ночь напролет сидеть и читать об этом в интернете. Папа покупал DVD-диски с записями концертов Нины Симон, Эллы Фицджеральд. Мы слушали сборники и альбомы. Группу я собрала в 16 лет, когда училась на первом курсе Академии им. Гнесиных. Тогда я мало что действительно понимала в музыке, а группу мне довелось создать с самыми опытными джазменами Москвы на то время – экс-музыкантами легендарного «Арсенала» Алексея Козлова. Они научили меня очень многому, аранжировали мои первые авторские песни, а также помогли записать первый альбом. Это бесценный опыт, без которого, само собой, не было бы и меня. Когда мне исполнилось 20 лет, был собран уже нынешний состав из начинающих музыкантов, с которыми мы работаем и сейчас. В тот момент исполнилась моя мечта: работать не просто с хорошими и профессиональными исполнителями, но и обрести команду единомышленников, друзей. Так и получилось.

По поводу нашего стиля «абсолютный соул»: на самом деле, такого стиля раньше не существовало, мы используем его в значении «всеобъемлющий», так как наша музыка сочетает в себе черты самых разных направлений. Возникла необходимость как-то назвать тот жанр, в котором создаются наши песни, и тут одна журналистка «подарила» нам такое интересное и необычное обозначение стиля. Что касается джаза, то мы, конечно же, не играем джаз, играем что-то пограничное.

Изучаете ли вы культуру тех стран, песни которых поете? Сами бывали вы в этих странах? Подсмотрели-подслушали для себя что-то полезное? Дополнился ли после этого репертуар?

Конечно же, я много путешествую, поэтому успеваю коснуться истории разных стран и проникнуться этой культурой. Как правило, из поездок я привожу в уме и заметках на телефоне наброски множества песен: страны и культура, виды и люди – всё, что я успеваю встретить на пути, очень меня вдохновляет. Также я стараюсь привезти из поездок еще и памятный местный музыкальный инструмент.

Ваша главная и самая узнаваемая песня или композиция – какая?

Самая первая песня «Я вернусь», наверное, одна из самых любимых публикой. Кроме того, это наш первых сингл, клип, наш первый трек, который много значит для группы. Своеобразной увертюрой ко всему нашему творчеству можно считать композицию Just Energy Of Absolute Soul. А самой личной стала песня «Мурашки». Она же с самого первого исполнения на концерте полюбилась нашим слушателям. Думаю, это делает ее одной из главных в нашем репертуаре.

Вы говорили о том, что самый главный музыкальный опыт в жизни вам принесло сотрудничество с группой Vision Of Sound, выступающей в стиле фьюжен. Почему так считаете? Какой опыт получили, сотрудничая с группой?

В принципе, музыканты Vision Of Sound нянчились со мной, обучали всему, чему меня можно было научить в то время. По сути, они создавали первичный продукт со мной. Я старалась, насколько это было возможно, тянуться к их уровню, что дало супермощный толчок моей музыкальной активности. Более того, я стала чаще и лучше писать песни.

Становление группы уже закончилось? Вы выступаете в постоянном составе? Как складывалась группа и отношения внутри группы?

Да, состав группы сложился и, я надеюсь, сильно меняться не будет. Отношения в группе (как бы не сглазить) складываются отлично, и, хотя эта фраза и бьет все рекорды пошлости, мы – настоящая семья. Я чувствую сильную привязанность и большую любовь к ребятам, я готова за своих музыкантов биться на клинках, перегрызть горло… и даже вставать в шесть утра на репетиции или съемки. Представьте, как велика любовь! Мои ближайшие друзья – все они участники моей группы.
Что касается музыкантов, которых нет в постоянном составе, то мы часто экспериментируем со звуком и стилями, поэтому нередко привлекаем знакомых (и не очень) музыкантов к совместной работе. Ведь это означает возможность появления в нашем составе какого-то диковинного инструмента.

Болезни роста свойственны любому коллективу. Через какие испытания вам уже пришлось пройти и какие вы успешно преодолели?

Самое сложное – это психологическая сторона работы в коллективе, тем более в творческом. Все творческие личности довольно сложны, особенно музыканты. Иногда хочется наорать, но в последнее время я должна проявлять максимум понимания, чтобы при нашем графике отношения оставались светлыми и дружескими, никто друг другу не надоедал и, не дай бог, не вызывал негатив. Чем старше мы становимся, тем больше времени и сил требует участие в проекте, поэтому постепенно личности, которые не готовы не просто работать, когда есть выгода, но и жить нашим коллективом, «отваливаются». И мы считаем, что это порой к лучшему, это только позитивно влияет на нас. Всегда чувствуется, что человеку неприятно, больше не нравится, не интересно работать, этого никак не скрыть. Мы долго учились входить в положение таких ребят, не осуждать их, а с благодарностью за проделанную совместную работу отпускать их. Я могу сказать, что этому действительно научилась лишь некоторое время назад. Вообще уметь психологически правильно управляться с задачами большого живого коллектива – это большая радость.

У нас в группе есть, как мы его называем, «Совет старейшин», это наши барабанщик и клавишник плюс Шуня – самые «старые» участники группы. Не по возрасту, но по длительности пребывания в составе. Так вот, мы преодолели вместе не один кризис. В нашей биографии было и внезапное предательство (накануне большого концерта) музыканта, и обман со стороны организатора, и самые ужасные концерты в истории с малым количеством гостей, и непрофессионализм организаторов фестивалей, которые ставят тебя выступать в ночь буднего дня после хедлайнера, и неприятные разговоры за спиной, и многое-многое другое. У нас даже есть мечта, которую мы недавно начали воплощать: снять небольшой lo-fi сериал о смешной и иногда грустной бытности музыкантов. Самое главное, что мы преодолели все процессы и человеческого, и профессионального взросления и сейчас довольно гармонично существуем. Это отлично проверяется в длинных гастрольных поездках, которые очень сурово могут разрушить многие отношения, но не наши.

Вы, по вашим собственным ощущениям, сейчас развиваетесь или стоите на месте? Есть ли какие-то чаяния и устремления, или цель одна – музыка?

Я, как и, наверное, любой другой творческий человек, страдаю от частых перепадов настроения. В один момент мне кажется, что мы топчемся на месте, и ничего не происходит, а в другой – что мы слишком много делаем; иногда думаю, что у нас все хорошо и правильно, а потом – что ничего и никому не нужно…

Мы с группой очень много работаем. У нас несколько направлений: авторская музыка и развитие авторского проекта, кавер-подразделение, которое позволяет нам зарабатывать и не нуждаться в дополнительной работе, которая отвлекала бы от музыки, а также образовательная деятельность. Все же, скорее всего, сейчас у нас период развития, и мы поставили перед собой цель – большой концерт с оркестром в огромном зале. Это, как поется в нашей песне «Пилот», «вызов прошлому себе» и большая цель для всей команды. Конечно же, такой выход из зоны комфорта обернется развитием, и хоть это непросто, но категорически расценивается как позитивный и прекрасный опыт.

Вы участвовали во многих фестивалях. Что они дают музыкантам?

В самом начале развития группы, когда у меня появилась команда, страстно желающая творить, я приняла решение играть на максимальном количестве мероприятий. Во-первых, это большой опыт, во-вторых, шанс малоизвестному коллективу «засветиться» и набрать тот первичный пул знакомств, который понадобится в дальнейшем для частых заказов и работы. Есть фестивали, в которых мы участвуем и за деньги, но в основном стараемся выбирать максимально интересные и подходящие нам по формату фестивали. Они дают большой прирост целевой аудитории, любителей музыки, если стиль фестиваля правильно подобран и группа «попала» в настроение зрителя.

Некоторое время назад вы приняли участие в шоу «Главная сцена» на канале «Россия-1». Поделитесь эмоциями и впечатлениями.

Это интересный опыт, в первую очередь, из-за психологии. Он сближает группу. Я всегда говорю, что мой личный круг ада – тот, в котором тебя все время заставляют выбирать песни на кастинги ТВ-шоу. Я бы участвовала в шоу все время, да вот никогда не могу понять, какую песню петь на внутреннем кастинге. Этими размышлениями я просто себя истязаю, поэтому выхожу к жюри уже в состоянии паники, в лучшем случае, а в худшем – в состоянии смятения и уныния. И поэтому на «Главную сцену» я тоже не хотела идти.

Сперва меня подкупило то, что можно идти с группой – это было ключевым фактором. Позже, когда наш кларнетист Митя узнал, что нас вызывают на кастинг, а я не хочу, он сказал, что я буду дурой, если даже не попробую. Так мы и попали на первый внутренний, а потом – на второй внутренний кастинги. А там все поехало и полетело, но в итоге все равно мы оказались «неформат». Было очень грустно, что нас не выбрали, тем более было неприятно, что нам не сказали «нет», но в итоге нашего имени не назвали. Самую большую ценность оттуда я так и так вынесла. Я поняла, что ребятам важен общий результат, поняла, что они готовы к сплоченным действиям. Это стоит дороже любых денег и не поддается объяснению но я очень благодарна этому проекту за то, что подготовка к нему дала мне понять истинную сущность ребят.

Где проходил ваш самый необыкновенный концерт и что исполняли?

Одним из самых приятных концертов было выступление на крыше ворот Парка им. Горького – это интересный опыт. На одной из песен все зрители стали фотографировать закат за нашими спинами: получилось, что у нас были задействованы не ТВ-экраны, а природные визуализации.

Чем, кроме музыки, обычно заполнен ваш день?

Когда управляешь коллективом и делаешь на эту деятельность большую ставку, ты должен уметь всё: снимать и монтировать видео, мастерить любые поделки, делать различные странные и не очень вещи, водить машину, писать и петь песни, играть на всех инструментах, быть поэтом, организатором, костюмером и визажистом одновременно. Кстати, недавно на одну из съемок не удалось вызвать визажиста, и я с огромным удовольствием накрасила всех моих девочек и ребят. Прекрасный опыт.

В феврале 2019 года, в День св. Валентина ваших поклонников ждет концерт. Что будете исполнять и чем удивлять зрителей?

Да, концерт будет прямо в День всех влюбленных, 14 февраля. Я просто обожаю этот праздник, мы каждый год традиционно его отмечаем с группой концертом в клубе «16 тонн». В этот раз мы решили шагнуть вперед, поэтому взяли большой зал, играть будем с оркестром, будет много новых песен и старые композиции в новом прочтении, с оркестром. Конечно, не обойдется и без подарков: мы уже запустили грандиозный giveaway – дарим билеты в Венецию, Питер, ужин на двоих и фотосъемку. На самом концерте тоже будут памятные подарки: мы никогда не оставляем гостей без презентов!