Главная Звезды «Хочется как можно дольше быть нужным»

Беседовал Николай Пешков

1 мая на сцене БКЗ «Октябрьский» Стас Михайлов даст концерт в честь своего 50-летия. Юбилейная программа порадует как верных почитателей популярного певца, так и тех, кто придет на его концерт по случаю. Они увидят Михайлова не только в привычном образе, но и в новом амплуа – философа, мечтателя, странника. Многие песни Стаса написаны на его собственные тексты. Кстати, к юбилею артиста будет выпущен сборник его стихов.

Стас, скажите, насколько нужно быть откровенным с публикой?

Откровенным? Нельзя играть на сцене. Как только задумаешься над тем, как правильно себя вести, всё! На сцене надо просто жить. Зрители всегда ждут первого шага, чтобы расслабиться и ощутить домашнюю атмосферу. Артисты должны оставаться людьми и на сцене. Некоторые слишком часто, по моему мнению, произносят слово «звезда», чего я категорически не приемлю. На концерте, если вы видели, я говорю: «Ребята, никаких звезд. Давайте просто общаться и петь! Я хочу, чтобы вы получили то, за чем, собственно, и пришли – удовольствие от концерта».

Сейчас ваше имя украшает афиши престижных сборных концертов, церемоний награждения главных эстрадных премий. Ощущаете себя мэтром российской эстрады? Какие это накладывает обязательства?

Сцена вообще накладывает на стоящего на ней колоссальную ответственность. Ты не можешь прийти на нее «пустым». Вернее, можешь, конечно, но для чего? Если ты стоишь перед залом в пятьсот, тысячу, десять тысяч человек, то должен понимать, что любое твое слово, действие может натолкнуть людей на те или иные мысли. Ты делишься с ними своими эмоциями, тем, что тебе дорого, что волнует, теми вопросами, которыми ты сейчас задаешь сам себе. И либо у тебя будут единомышленники, либо противники. А мэтр ты при этом или просто человек, имеющий возможность выходить и работать с публикой, не имеет значения.

Когда вы поете о любви, это реальные эпизоды из вашей жизни или абстракция?

А невозможно в творчестве говорить или петь о том, чего не знаешь. Слова просто не прозвучат искренне и не найдут отклика у зрителей. Только эмоциональная наполненность слова болью и воспоминаниями, которая идет из самой души, способна отозваться подобными эмоциями у зрителя. Если мы чего-то не знаем, то и не придаем этому никакой окраски. А значит, это прозвучит пресно.

Вы нашли свой стиль, свою публику. Возможны ли при этом серьезные творческие эксперименты?

Я действую интуитивно. И очень рад, что «моя» публика следует за мной.

Вы могли бы сыграть главную роль в каком-нибудь мюзикле, которые стали очень популярны в России? Интересен вам этот жанр?

Честно скажу, что нет. Я не умею играть, действовать в предполагаемых обстоятельствах. И в этом смысле я не смог бы быть актером.

Какие планы вы в юности строили на жизнь? Основная цель была карьера или семья, много детей? Говорят, вы могли бы стать летчиком или врачом, как родители?

Хотел стать достойным человеком, а всё, что вы перечислили, включает в себя это понятие. Мог ли я стать кем-то еще? Я ведь никогда не узнаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы я стал представителем одной из названных вами профессии. А потому и нет никаких сожалений.

Вам комфортно в своем нынешнем возрасте? Какие в нем видите плюсы и минусы?

Возраст прекрасен опытом. В этом же и его проклятие.

Какие черты характера вам сейчас в себе нравятся, а какие – нет?

Вспыльчивость. Она мне стала очень не нравиться. Случается, «прилетает» очень сильно моим близким людям, моему окружению, но об этом я потом сильно сожалею и страдаю. У меня горячий характер. Еще у меня повышенное чувство справедливости – с этим тоже надо бы заканчивать. Это я назвал только крупные недостатки, которые хотел бы в себе исправить.

Что нравится? О себе сложно говорить…Наверное, я очень люблю людей и ценю тех, кто со мной рядом. Уже не изменятся мои принципы по отношению к моим родителям и к воспитанию детей. Я сам в себе это уважаю. Все эти влияния моды и нововведения, которые мы сейчас видим, меня только пугают. Я хочу все-таки по старинке дожить свой век, то есть создаю такой уклад в своей семье, который передается моим детям. Вот это, наверное, самое важное, если я это сделаю.

Известно, что вы строги к журналистам и прессе в целом. Неоднократно доказывали свою правоту через суд. Почему относитесь к этому так серьезно?

Я сам не читаю прессу. Другое дело, что прессу обо мне читают мои родители, которые любую «утку» воспринимают как правду. Именно поэтому я предъявляю претензии к некоторым нечистоплотным СМИ.

В свое время многие профессионалы шоу-бизнеса удивлялись, что вас долго не пускали в телеэфиры, но на концертах все равно были аншлаги и публика вас любила. На ваш взгляд, молодые таланты без больших денег в наше время могут повторить такой путь к успеху, или правила игры изменились?

Должно сойтись многое: время, место, ситуация в стране и головах людей. А как показывает жизнь, таланты всегда пробиваются. Просто у каждого свой путь.

Расскажите о ваших детях. Какими они растут, какие на них возлагаете надежды?

Главное, чтобы они людьми выросли в самом высоком смысле этого слова: здоровыми, красивыми полноценными людьми, чтобы были счастливы. Дорогу и путь им определит Бог, а мы с моей любимой женой им только в этом поможем.

Как проходит ваш обычный день, если у вас нет концертов?

Если я дома, то с семьей, это у меня в приоритете. В основном это яркие, счастливые моменты моей жизни: когда видишь, как растут дети, как они меняются. К сожалению, редко бываю дома. Быть в семье – это классное состояние. Вообще же я хлебосольный человек, но только, конечно, жизнь научила, что просто так входить в мой дом каждому встречному нет смысла. Были уроки жизни, которые я запомнил, поэтому, когда я отдыхаю, дом мой открыт для моих близких, любимых и родных.

Вы сами водите автомобиль?

Знаете, я стараюсь ездить по Москве очень мало. Если еду где-то в Европе, то пою песни, у меня очень хорошее настроение, я живу по правилам, и руль, и дорога меня очень успокаивают. И в этом состоянии мысли хорошие приходят. Это равносильно для меня состоянию на беговой дорожке или при езде на велосипеде, что-то похожее. Я очищаю мысли, происходит определенная «перезагрузка».

Складывается впечатление, что вы человек хорошего настроения. Как вам это удается?

Депрессии у меня нет, потому что депрессия, как мне кажется, происходит в людях от неверия. Я верю, что надо мной есть Бог, и все, что со мной происходит, идет не так, как мне нравится, это промысел Божий. Надо быть готовым даже к тому, что тебя не устраивает. Тогда не будет и депрессии, будет хорошее настроение. Надо довольствоваться тем, что у тебя есть.

В чем секрет счастливого брака?

Я думаю, это все-таки не секрет, а промысел Божий о двух людях. Это не заслуга одного или другого человека в браке. Это их общий крест, они несут его совместно. Знаете, есть хорошее выражение: «Хороший муж или жена – это награда. Если это жена, то награда мужу, а плохая жена – испытание. Точно так же и жене: хороший муж – в награду, плохой – в испытание». Будем надеяться, что счастливых браков станет на свете гораздо больше.

О чем вы мечтаете?

Сама жизнь по сути – это уже подарок от неба. Я счастлив от того, что живу на этом свете. Хочется как можно дольше быть нужным, полезным. Творчески полезным, и чтобы были живы-здоровы мои дети, семья: мама, папа, окружение, любимая жена. Вот это, наверное, самое важное. Я не готов к болезням своих родных людей. Самое пугающее за последний год – операция у папы. Слава богу, она уже позади. А вообще, становясь старше, начинаю более опасливо смотреть на жизнь не от того, что сомневаюсь в промысле Божием, а от того, что все-таки нам присущ страх человеческий, и это нормально. Переживаю за своих родных, близких, всех, кто меня окружает. Понимаю, что на мне огромная доля ответственности – и год от года она все больше. Вот поэтому я очень хочу, чтобы все было мирно, спокойно и стабильно.